Баннер
Роджер Кристиан: «Не разрешаю бюджету давлеть над собой»

В его послужном списке «Звездные войны» и «Чужой», а также раскритикованная лента «Поле битвы: Земля». Производственный дизайнер, художник-постановщик  и режиссер Роджер Кристиан рассказывает о Траволте, Тарантино и приквеле «Чужого», а также - о самом таинственном фильме, оказавшем влияние на Голливуд 80х. Портал Shadowlocked взял потрясающее интервью у Роджера Кристиана, перевод которого мы предлагаем вам ниже.

В 1980 году на экраны вышел фильм «Империя наносит ответный удар», вместе с ним зрители могли увидеть короткометражный фильм «Черный ангел». Сегодня этот фильм невозможно найти, в интернете нет ни одной фотографии и даже внятного описания сюжета. Но те, кто его видел, помнят нечто удивительное. Мрачная средневековая обстановка, потрясающая операторская работа и саундтрек. Смесь средневекового реализма фильма «Монти Питон и святой Грааль» и стиля Маллори, Теннисона и Куросавы. С тех пор, благодаря этому фильму, зритель иначе воспринимает средневековый визуал в кино…
“Черный ангел» был снят в Шотландии Роджером Кристианом (Roger Christian), который прославился благодаря своей работе художника-постановщика «Звездных войн» и «Чужого». Бюджет фильма составлял всего £25 000 и финансировался он Джорджем Лукасом - это было его благодарностью за потрясающую работу, сделанную Кристианом на «Звездных войнах».


Роджер Кристиан на выставке «Лукасфильма»

- Удивительно, сколько  людей попали под влияние «Черного ангела».
Да, очень удивительно. То был первый фильм, который я снял, и у меня не было много денег на него. Но я очень быстро понял одну вещь - в творчестве нельзя исходить из бюджета, просто нужно делать-то, что хочется. Я тогда был совершенно влюблен в Куросаву.
- Вы говорили, что сюжет пришел к вам в голову во время болезни?
- Написание книги «Алхимия кино» было поистине открытием, потому что мне пришлось заглянуть так глубоко, как я никогда не планировал заглядывать. Всегда хотел сделать средневековый миф - обожал истории про Короля Артура и Мерлина, все эти эпические мифы и еще я очень любил комиксы. Так у меня появилась идея сделать фильм о рыцарях и последнем квесте. И когда я дошел до написания фильма, я был почти при смерти в Мексике после работы над фильмом «Леди Удача». У меня был  паратиф, и меня привезли в ужасную мексиканскую больницу, но это меня и спасло. Я весил тогда 50 килограмм. В палате на стене висела картина - вид Шотландии с озером и замком, свет был восхитительный. 
И эта картина запала в мое подсознание. Во время таких тяжелых болезней всегда есть точка, у которой ты думаешь, может, тебе сдаться?  Но я и так не боролся. И весь этот фильм - это история умирающего рыцаря. Это его последние моменты - это история моего подсознания, а квест - это воплощение смерти, в этом заключалась та духовная часть фильма.
И нет ни одного другого фильма, к которому бы его можно было бы пристегнуть в прокате - только «Империя». В этом фильме Люк бьется с собой, а годом позже в фильме Джона Бурмена «Экскалибур» Ланселот тоже бьется с собой. В этих фильмах есть много от «Черного ангела» - не только операторская работа, но и мрачные темы, и внутренний конфликт.
Я очень люблю Джона Бурмена, он поддерживал меня вначале карьеры. Когда вышел «Черный ангел» многие говорили мне вернуться к работе художника-постановщика и не идти в режиссеры. Я не знаю, почему, но все были очень негативно настроены, и среди них были большие имена в киноиндустрии. Но Лукасу фильм понравился, и другим американцам - тоже, мне даже письма писали. Так что, с одной стороны, меня отвергли профессионалы, а с другой - зрители фильм приняли. В общем, надо было сразу понять, что так будет и дальше. Но дело делать все равно надо.
Когда Джон Бурмен увидел фильм, он  попросил меня и оператора фильма Дерека Пратта (Derek Pratt) показать его в студии «Пайнвуд». Джон пригласил Дерека Ванлинта (Derek Vanlint) первого оператора «Экскалибура», который позже передал работу Алексу Томпсону (Alex Thomson), дизайнера по костюмам и других творческих работников фильма на сеанс. После сеанса он встал и сказал всем: «Это то, что нужно сделать».  И мы в этот момент прятались от всех за стульями.
Я попросил Джона не использовать те же локации, потому что у меня локация - часть фильма. И я там был со съемочной группой всего в двенадцать человек, а у него будет команда из пары сотен людей. Они там просто не поместятся. Он кивнул, но попросил разрешения скопировать подводную часть. Он сказал, что у него в сценарии есть подобная сцена и ему очень нравится наше решение этих моментов.
Забавно, я потом встретился с Джорджем Миллером (George Miller), потому что «Телепат» должен был открывать кинофестиваль в Авориазе. И Джордж попросил меня поговорить с ним на радио. Он сказал, что похвалил мой фильм во Франции, а он был в жюри, и не должен был этого делать, но фильм ему очень понравился, и он хотел поговорить о «Черном ангеле». Он сказал, что он тоже поклонник Джона Кэмпбелла. Но я на тот момент его книжек не читал, поэтому ничего сказать ему не мог, но мы поговорили. Когда я приехал в Австралию, он пригласил меня на ужин, принес книгу «Герой с тысячью лицами» и велел прочитать ее. Он сказал: «Ты сделал то, что я сделал с «Безумным Максом», а Джордж - со «Звездными войнами» - это одна и та же история». Мы подключились к подсознанию. 


Кадр из фильма «Черный ангел»

- Как вы думаете, повлиял ли «Черный ангел» на Джорджа при создании «Империи»?
- Не уверен, у Джорджа это самый нелюбимый фильм Саги. Он не любит мрачные темы, предпочитая более светлые мотивы. Он тогда просто передал все права режиссеру фильма Ирвину Кершнеру (Irvin Kirshner) и Гэри Курцу (Gary Kurtz), и его влияние на этот фильм было минимальным. Но тема тьмы и света сидела у Джорджа в голове: ведь вся Сага - об этом. И любой миф, он - о том же самом: о борьбе добра и зла. Он просто тоже с этим поиграл.
Я знаю, что тогда ему понравился момент, в котором герои сражаются, мы сняли этот момент в замедленном движении, и Джорджу понравился именно он. Но я сделал это, потому что у меня не было достаточно планов, чтобы растянуть время фильма. И мой монтажер, Алан Стакан (Alan Strachan), сказал: «Я знаю, что мы сделаем - мы растянем сцену в три раза, замедлим битву». И я знаю, что Джордж сделал это со сценой в пещере, когда Люк бьется на мечах с самим собой.
Но Джордж - гениальный создатель современного мифа, так что сложно сказать, что он откуда взял. Думаю, это просто было у него в голове.
- Не думаете ли вы, что, если бы фильм был доступен к просмотру сегодня, он бы повлиял на большее количество кинорежиссеров и стал настоящим источником, ведь тогда за ним следовали «Победитель дракона», «Экскалибур, «Легенда», «Робин из Шервуда» и другие.  Может, показать его новому поколению зрителей?
- Думаю, что я что-то поймал, да. Но если вы спросите тех режиссеров, они хорошо знакомы с творчеством Куросавы. Так что, они ответят, что вдохновлялись именно его фильмами. Мы с Дереком успели попасть на ретроспективу его фильмов в старом кинотеатре, и мы посмотрели все - по три фильма в день. Это было потрясающе - окунуться в атмосферу его фильмов. Он, несомненно, оказал огромное влияние на меня.
Я помню, Ридли хотел снять «Тристана и Изольду», и не мог по какой-то причине, его агент пытался уговорить меня сделать этот фильм. Но я не смог найти финансирование. Это очень длинная и запутанная история, странная череда событий. На меня тогда сильно повлиял тот негатив, с которым пришлось столкнуться - много негатива шло от коллег по индустрии. Я сделал «Основание доллара» (1981), и в их глазах это было искупление, потому что это был фильм для актеров и он принес «Оскар».
Но я бы очень хотел сделать Мерлина или фильм по тому совершенно удивительному рассказу, который для меня написал Рональд Блит. Надо было попытаться сделать тогда фильм.
- Вы упомянули удлиненную версию «Черного ангела», «Мерлина» и историю Роджера Блита. Не хотите вернуться в Средневековье и снять что-нибудь?
- Я вот сейчас думаю и зажигаюсь. «Черный ангел” - это настоящая эпическая история. Берет свое начало в Святой земле, из него можно сделать настоящий графический роман.  И там есть немного от фэнтези.  Так что, может, я и напишу ее в сценарий и попробую добыть денег на съемку фильма. И, мне кажется, время подходящее.
Кино с тех пор сильно поменялось – из-за Питера Джексона, потому что мир не знает, чего он хочет, а Джексон дал ему именно то, что нужно - фэнтезйное кино, ставшее мейнстримом.




Роджер Кристиан и Тони Фегел на съемках «Черного анлгела»

- Вы сказали, что могли бы сделать из «Черного ангела» графический роман. Это классное замечание, нет ли планов на эту тему?
- Я подумал, что попробую это сделать. У меня сейчас есть литературный агент, я ведь книгу пишу. И в ней основными историями служат «Звездные войны», «Чужой» и «Черный ангел». И, может, в этом есть смысл. Я думаю об этом только пару недель, так что еще нет ничего достоверного.  
- И, наверное,  такой ход мог бы помочь фильму? Ридли Скотт сделал раскадровки «Чужого» для «Фокс» и  ему удвоили бюджет. Так что, графический роман кажется очень верным решением.



Роджер Кристиан на съемочной площадке так и не снятого фильма «Гильгамеш»

- Да. Я постараюсь сделать графический роман и зайти с этой стороны. Такой путь, и правда, мог бы помочь - из-за фэнтезийного элемента. Мы уже проделали большую работу с Бобом Кином (Bob Keen) - он еще одна легенда индустрии. Мы вместе пытались сделать Гильгамеша, искали американского продюсера. Он сделал несколько сцен, совершенно потрясающих, и я опять вспомнил про «Черного ангела», этот сюжет вписывается туда. У меня много материала, так что, наверное, стоит изучить его получше. 
Я очень люблю «Черного ангела», это мой сюжет, моя история, это та работа, которая всегда - самая любимая. И поэтому я смог потом снять историю Нострадамуса.
- Есть ли шанс, что мы увидим «Черного ангела» на DVD?
- У меня была копия на 35-миллиметровой пленке. Но компания  Ричарда Эдлунда Boss Films всю ее потрепала. Я никогда его не прощу за это. Еще одна копия должна быть на ранчо Джорджа Лукаса, но его архивариусы не могут ее найти, хотя они не перестают искать. Я знаю, что Лукас показывал ее Спилбергу как-то, но это было давно, и фильм куда-то девался.
- Неужели нигде нет целой копии?
- По странному совпадению, Лес Дилли (Les Dilley), еще один художник-постановщик, с которым я работал, - тогда хотел стать продюсером.  И мы в это время не работали, поэтому мы посидели, поговорили на эту тему. Я сказал, что у меня нет денег, поэтому никто не получит зарплату за этот фильм. Если его это устраивает, то он может стать продюсером; и он согласился работать со мной на этих условиях. И вдруг, года полтора назад он возник из ниоткуда, позвонил мне - мы поговорили, вспомнили былое. Естественно, всплыл разговор о «Черном ангеле». И он сказал - «убей меня, я сделал копию», я спросил - с чего? Он ответил - «ты же давал мне принт».  Я вспомнил, что у нас действительно было три копии изначально. И на третьем был какой-то небольшой брак, связанный с цветностью картины, его надо было обработать, ну, и мы отдали ему этот принт. Так что теперь он у меня. У меня есть знакомый в одной студии, где делают рекламные ролики. И так получилось, что кто-то неожиданно отменил пятичасовую работу на одной из лучших студий в Лос-Анджелесе. Владелец студии позвонил мне, и сказал: не хочу ли я взять эти пять часов и поработать в студии. Я пришел и  немного поработал над фильмом, убрал цветность, где надо.
- Но, может, ваши планы по поводу нового сюжета помешают вам его выпустить?
- Знаете, я борюсь с этим, только вчера думал. Я все еще получаю письма, и на IMDB есть форум, где люди обсуждают сюжет и то, как фильм повлиял на них. Что будет, если я выпущу его тридцать лет спустя? Я сам не видел фильма все это время. И я думаю, может, подражатели уменьшили его ценность к этому моменту? Я к тому, что семь лет «Секретных материалов» сделали «Молчание ягнят» устаревшими.
- Может показаться, что «Черный ангел» - сам копия фильмов, на которые он вдохновил, и которые известны всем.
- Да, это именно то, чего я боюсь. Теперь покажется, что действие в фильме разворачивается медленно. Музыка по-прежнему прекрасна, и пейзажи тоже, но мне кажется, многие разочаруются, в их воспоминаниях фильм окажется лучше. Поэтому, может оставить его? Не знаю.
У меня есть сценарий и раскадровки, я собираюсь вложить их в книгу «Алхимия кино». У меня были деньги только на съемку нужных частей, поэтому я сделал очень подробные раскадровки. Это будет архивный материал.
- Если у вас есть копия фильма, может, стоит показать его избранной аудитории из  NFT или BFI, чтобы люди знали о фильме и могли вложить его в контекст киноистории? Чтобы все знали о том, на какие фильмы он повлиял?
- Вот это было бы хорошей идеей, фильм выглядел потрясающе на большом экране. У меня тогда был большой стресс - из-за того, что не было денег, а хотелось сделать так много! Мы пытались воспроизвести средневековую речь с Тони Фогелем (Tony Vogel), поэтому диалоги звучат немного странно. Может, это и правда лучший способ оставить впечатление о фильме? 




На съемках «Черного ангела»

- Расскажите нам о книге «Алхимия кино», как работа продвигается?
- Я дал ей такое название, потому что она о том, как превратить мусор в «Оскар». Дэвид Уэст-Рейнольдс (David West-Reynolds), который пишет книги о «Звездных войнах»,  очень просил меня написать мои воспоминания. Он пытался пробить ее как книгу от «Лукасфильма», но у них нет на нее времени, потому что они не хотят снова назад оглядываться. Их интересуют приквелы. И сейчас они делают книги о съемках и перевыпусках. Он сказал, что у него никак не вышло поставить ее в план.
Он мне прислал письмо со словами: «У тебя осталась нерассказанная история и это важная для нас история - история о начале всего», потому что никто не помнит,  что было вначале, а люди спрашивают. Они потеряли мое оригинальное интервью, где я это все рассказываю. Он мне написал, что если бы то интервью нашли, то все было бы там. Ну, и Джон Барри умер, но его-то интервью благополучно нашли. Но заново все рассказать некому.
Мне кажется, «Алхимия кино» будет интересной книгой, в ней будет о том, как делали первого  R2-D2, оружие, и как мы придумали световой меч. Все будет в этой книге. История об этом занимает 170 страниц. Там о «Звездных войнах», о том, как я познакомился с Джорджем, как все случилось.
Интерес к «Звездным войнам» не ослабевает. Здесь, в Торонто, я постоянно встречаю фанатов. И вижу детишек, одетых в костюмы героев. Удивительно, но мания растет все больше и больше.
Так что, думаю, время пришло все  это рассказать.
- Правда ли, что Джордж Лукас взял свои воздушные битвы из фильма «Разрушители дамб»? Поэтому вы сделали бомберы похожими на бомбардировщики Второй Мировой?
- Нет, это совпадение, мы фильм позже посмотрели. Большая часть в книге об этом, о самом начале и о том, как мы все задумывали. Я не иду проторенной дорогой. Я решил тогда сделать все иначе, и всегда решал творческие задачи иначе, чем все. В детстве я снимал модельки машинок во дворе. Мне было восемь или девять, я пытался сделать это реалистично - снять столкновение реалистично.
 Я вырос с этим хобби. И в Мехико на фильме  «Леди Удача», мне понадобилось купить немного металлолома, чтобы задекорировать лодки. Они и так были двадцатых годов, но мне надо было сделать их старше.
Это все потому, что я ненавижу оружие в научно-фантастических фильмах, когда оно похоже на детскую пукалку. Для того, чтобы сделать бластер для Хана Соло, я пошел в оружейный магазин и взял полу-автоматический пистолет Sterling, наклеил на него всяких аксессуаров и деталей.  Я сделал первое оружие для штурмовиков и показал его Джорджу. Это оружие могло стрелять холостыми во время съемки, мы получали дым,  вспышку и отдачу от них. Ненавижу старые фантастические фильмы, в которых оно только бибикает, но не выглядит реальным и страшным. Джорджу идея понравилась.
Вот, что занимало меня в то время.  У нас было мало денег на создание этого фильма, поэтому я не мог сделать красивые декорации традиционным способом. Я посмотрел на бюджет и на список того, что требуется сделать, это было нереально.
- Если бы вам дали нормальный бюджет для «Звездных войн» и «Чужого», как бы вы сделали  декорации тогда, как бы они отличались от существующих?
- Нет, я бы сделал все так же, только дорого. Мне нравилась сама идея. Вот смотрите: корабль Харрисона Форда - это как автомобиль. Сначала ты покупаешь автомобиль и он новый. Но в итоге ты покупаешь подержанный драндулет, у него царапины, вмятины, его надо чинить все время. И он только изнашивается, у него течет масло и так далее. Я был на борту русской подводной лодки в то время. Там был весьма спартанский интерьер и везде текло масло. Это - именно то, как я хотел декорировать космический корабль. 
Тогда на меня повлиял фильм Годара (Godard) «Алфавиль». Годар просто взял маленькую ручную камеру Bolex и  создал научно-фантастический Париж из того, что у него было. И в «Солярисе» космическая станция выглядит изношенной, обжитой.
Это притягательность минимализма коридоров «Соляриса», будто станцию делали во время безденежья, во времена советского освоения космоса, делает фильм реалистичным.
- Да, точно!
- Есть кусочки коридора в «Чужом», которые я могу особо выделить, много раз их видел. Например, в той шахте, где погибает Даллас, есть стопка больших коробок для перевозки овощей. На повторном просмотре просто молишься, чтобы никто их не заметил.  
Там на мостике есть торшер! Это было на четвертый день съемки, когда Ридли ругался с оператором Дереком Ванлинтом (Derek Vanlint). Он хотел поставить контровый свет, «поставь туда красную лампочку», сказал он. Дерек посмотрел на меня, я ответил «Не волнуйся, я его задекорирую». Я взял и навесил на него всяких деталей так, чтобы он слился с декорацией. Дерек кричал, что так нельзя делать, а Ридли говорит: «Не бойся, никто не увидит». Ну и никто не увидел.
В отличие от «Звездных войн» у нас там все было слегка зеленого военного цвета. Все было покрашено. Когда мы все детали повесили, мы прошлись с распылителем и все покрасили. А еще мы клеили буквы на декорации - потратили на это несколько дней: вырезали буквы, цифры, знаки, и клеили.  Так все декорации приобрели некий военный оттенок.
Я тут больше маскировал все, чем на «Звездных войнах», где у нас был весьма неопрятный вид у всех декораций.
- Заметили, как часто этот стиль потом появлялся в кино и на тв?
- Да, заметил. Мне повезло, тогда я был простым декоратором с идеями, но Джордж разделял мои взгляды. Он сделал THX-1138 почти без бюджета и на «Звездных войнах» у него не было денег, но была позиция. И производственный дизайнер Джон Барри (John Barry) разделял эту позицию.  Он отлично поработал.
Они, в конце концов, сдались и повезли меня на свалку авиаметаллолома в Англии. Я собрал все, что было выброшено. Тогда металлолом продавали на вес, а авиаметалл очень легкий, поэтому я на 50 фунтов купил пол самолета.
Вот, почему научно-фантастические фильмы 70-х такие классные. Мы тогда купили много металла, и это был постоянный процесс. Когда начинаешь украшать декорации, все время понимаешь, что надо еще и еще, они много съедают.  А потом все закончилось, теперь Англии нельзя купить авиаметаллолом, это превратилось в бизнес. Теперь его дают в аренду, так что оно кочует из фильма в фильм.
Кстати, Рику Маккалуму (Rick McCallum) на «Призрачной угрозе» пришлось везти металлолом из Аризоны. Это было дешевле привезти по воздуху, чем купить на месте.  Так что, после того, как мы это придумали, это превратилось в бизнес. Но тогда у нас не было денег, поэтому мы брали металлолом.
- На «Чужом» у вас был потрясающий арт отдел в лице Мебиуса (Moebius), Криса Фосса (Chris Foss) и Рона Кобба (Ron Cobb). Как вы сливали их дизайны в один внешний вид декораций «Ностромо»? Сложно было сплавлять воедино?
- Нет, я думаю, это была естественная интеграция идей. Мы все впитывали идеи друг друга, учились друг у друга.  Мне кажется, художники-фантасты часто обмениваются идеями. Они растут, питаясь идеями друг друга. И они щедро ими делятся.
В «Звездных войнах»  в сцене у траулера был ряд роботов, выставленных на продажу. Я сделал оммаж, посвященный Крису Фоссу, я просто должен был сделать. Это мой любимый художник-фантаст, он просто гений и он сделал несколько ранних дизайнов для «Звездных войн». Я сделал робота из металлолома, будто он сошел в картины Фосса. Это был мой оммаж ему, он гениальный художник. 




Второй робот слева - оммаж Крису Фоссу

- Я делал интервью с Фоссом в прошлом году, незадолго до смерти Дэна О`Баннона, Фосс сказал, что роль О`Баннона на съемочной площадке «Чужого» не была официальной. Что он делал?
- Дэн просто был там, мешался под ногами у всех. Его пытались убрать с площадки все время. Никто не хочет, чтобы сценарист присутствовал на съемочной площадке, это так повелось. Но мне он нравился, я считал «Темную  звезду» классным фильмом. Он написал к ней сценарий.
Дэн и Рон Кобб были хорошими друзьями, а у меня с Роном было плотное сотрудничество. Когда мне что-то требовалось, я шел к Рону.  Я приходил к нему и спрашивал: «Если бы нам надо было сделать корабль, который спускался бы к планете и собирал всякую всячину с нее, как бы он выглядел?» И он рисовал мне набросок корабля. Я уносил набросок своим парням из бутафорского отдела, и мы строили корабль.
Так что, Дэн просто был частью всего процесса, но, помнится, что-то произошло. Он что-то сделал с компьютером, по-моему, сломал его. Не помню точно. Но его посадили на следующий самолет в Америку.
- Фосс сказал, что О`Баннон никому не нравился, с ним не очень хорошо обращались, все за исключением Ридли, который был восхищен сценарием.
- Да, это так - Ридли и я были к нему более снисходительны. Остальные пытались от него отвязаться. Но это проблема всех сценаристов. К сценаристам всегда так относятся на съемочных площадках, хуже, чем к последнему разносчику чая. Но я  стараюсь относиться к своим сценаристам добрее.
- Скажите, двери на «Носторомо» были гидравлические?
- Нет, в большинстве случаев это просто работники сцены тянули их за цепи, потому что этот вариант всегда работает. Прочтите мою книгу, там все  расписано. Я описываю свою поездку  на съемочную площадку «Звездного пути». Это было интересно.
Когда снимаешь с таким напряженным графиком, где свет и жар, и актеры - что угодно может пойти не так. Как только ты добавляешь туда компьютер и механику - оно сразу ломается. Но ты всегда можешь повернуться к работнику сцены и спросить - можешь это сделать? И они идут и делают. И снова и снова - сцены можно повторять.
Так что многое просто сделано вручную. Но, надо сказать, супервайзер по спецэффектам на площадке «Чужого», Ники Аллдер (Nicky Allder), просто гений. У него всегда все работало, и он делал вещи проще там, где у остальных все сложно. Даже то, что было гидравлическим - все работало.
Эта сцена с пробуждением в анабиозном блоке, «Фокс» ее вырезали из фильма по причине отсутствия денег. Но мы ее все равно сняли - построили декорации, пока Питер Бил (Peter Beale) не видел, и сняли. Он, конечно, что-то подозревал. Но Ник понял, что у него есть восемь или девять поршневых моторов, которые он нигде не применил, мы попросили Бенджамина Фернандеза (Benjamin Fernandez), художника-постановщика,  нарисовать нам концепт. И мы использовали эти поршневые приводы - все отлично работало. В фильме это очень красивый момент. 



Тайные кадры «Чужого»

- Кажется, на съемочной площадке было много секретов и тайн - тайные декорации для тайных съемок…
- Да!

- Как будто бизнес идет против себя. Так было все время съемки или - только когда они решили, что Ридли слишком медленно работает?
- Нет, так было все время. Я помню, за шесть-семь недель до съемки бюджет урезали на $600,000, но на таком фильме, как «Чужой» столько надо строить, ведь декорации - отнимают огромную часть бюджета. И они смотрят на сумму, и говорят: сумма большая, давайте 10% отрежем. Деньги на декорации всегда идут под нож первыми. Это очень усложняет работу.
Я четко помню разговор с Ридли на площадке, он сказал, что не знает, что делать, потому что эти сцены урезаны. Я сказал ему, что могу это построить. Он ответил: «Сделай, только так, чтобы никто не знал». Так что мы сделали то, что нужно, за спиной студии.
И так было не один раз - на разных декорациях.  Мы сделали то, что иначе не попало бы в фильм. И практически без денег - так было постоянно.
- Это теперь позади. Что сейчас с приквелом происходит? Вы будете на нем работать?
- Я очень на это надеюсь. Я встретился с Ридли на кинофестивале в Торонто. Мы поговорили о том, что происходит, он опять сказал, что я все сделал как надо на первом фильме. Но, мне кажется, тут «Звездные войны» помогли очень - тот опыт помог быстро сориентироваться. Та школа была очень хорошей, плюс у меня была своя команда, которая уже знала, как все это делается. Такому не учат в киношколе, об этом не пишут в учебниках.
Я построил коридор, для прослушивания актеров - мы делали тест с Сигурни Уивер. Никто не мог сделать правильный внешний вид, и Ридли сказал мне: «давай ты сделаешь, ты знаешь, как это делается».
Я пришел на площадку чуть позже, потому что я был занят на «Житии Брайана»,  построил эти декорации, сделал все детали и мы их покрасили. И так «Чужой» получил свою эстетику -  из-за всех этих коридоров. Потом мы уже все сравнивали с этими коридорами.
Я пообещал себе, что если я вернусь к работе художника-постановщика, то это будет только для «Чужого», если Ридли захочет его переснять. Я так и не понял, почему они не взяли его для сиквела. 
- Но у вас есть такая возможность?
- Не знаю, увидим. Я бы согласился вернуться, правда, это зависит от того, чем я буду занят в тот момент. Для меня это был особенный фильм и незабываемый опыт.  Ридли остается хорошим другом тому, кто помогал ему, так что… кто знает.
- Понравились ли вам какие-нибудь из сиквелов «Чужого»?
- Второй фильм, сделанный Джеймсом Кэмероном (James Cameron), потрясающ. Он пошел в своем направлении и проделал отличную работу. Это было именно то, что стоило сделать - повторить работу Ридли невозможно. Ридли построил триллер, который пугал неизвестностью, а Кэмерон сделал из этого войну. И он сделал из Рипли отличную героиню, пока никто другой не успел. Он проделал классную работу.
Мне кажется, Финчер сделал все, что мог. Я делал рекламу в студии Boss как раз, когда они делали этот фильм. Ему достался сценарий, в котором весь мир чужих был построен на деревьях и в лесах, и у него не было времени переделывать сценарий. Он рассказывал мне, что пришел в студию, и сказал «Не знаю, что вы делаете, но мир чужих - это грязь, металл, масло и технологии, зачем вы делаете это дерево?» Ему дали эту работу, и он сделал все, что мог за такое короткое время.
И потом мой друг, писатель, позвонил мне после того, как посмотрел четвертый фильм, он был очень разочарован тем, что они превратили это в балаган. Не надо нанимать комедийного режиссера снимать такие вещи.
- Из того, что вы знаете, считаете ли вы, что приквел Ридли сможет вернуть былую славу франшизе, или хотя бы быть достаточно хорошим ее продолжением?
- Да, Ридли рассказал мне несколько идей здесь в Торонто. У меня нет сомнений, что он вернет былую славу франшизе. У него есть четкие мысли о том, куда надо идти дальше. Студия не знает, что делать с франшизой. Они зашли в тупик с одной из самый потрясающих франшиз в жанре ужасов, а у нее еще есть потенциал. Я надеюсь, что он возродит ее, сделает новую трилогию, и это было бы здорово. Все этого хотят - и поклонники тоже. Это классика.
- Когда я готовился к интервью, я нашел и посмотрел адаптацию Майкла Муркока «Конечная программа» 1973 года (на котором Роджер Кристиан был ассистентом художника-постановщика). Я подумал, что если бы фильм сняли тремя годами позже, он бы меньше напоминал «Барбареллу» и больше - эстетику конца семидесятых, вроде «Звездных войн».
- Да, наверное. Филип Харрисон (Philip Harrison) был дизайнером, а Боб Фуест (Bob Fuest) - режиссером. У него были безумные идеи. Но книги классные, правда? Я имею в виду книги Майкла Муркока. Но у Боба к этому проекту было несколько своеобразное отношение. Он считал, что надо снимать вот так, а мы с Филипом постоянно пытались увести его обратно в более фантастический мир. Но - да, думаю, если бы мы снимали фильм тремя годами позже и с другим режиссером, оно превратилось бы в отличную франшизу.
- И Джон Финч (Jon Finch) был «Джеймсом Бондом» научной фантастики - отличная фигура для целой франшизы.
- Да, абсолютно. Я думаю, он отличный актер и роль ему подходила. Да и персонаж был потрясающий. Если вы читали книгу, то понимаете, что из этих книг получился бы отличный сериал.
- А вы имели отношение к кастингу Финча в роли Кейна в «Чужих»?
- Нет. Но я часто его видел и был в курсе его дел. Он выглядел больным на площадке «Чужого». Неправда, что пишут книги и сайты - он проработал три съемочных дня.
В большинстве источников пишут, что у него был только один съемочный день - даже в документальном фильме на DVD «Квадрологии». И они включают кадры, где он выглядит больным.
Но он гораздо  больше проработал. Дым, постоянный дым на площадке, Ридли любит дым, он использовал дымилку, очень интенсивно, Финча это расстраивало, плюс у него был диабет, как оказалось. Но у него было снято больше сцен.  И он очень старался, как персонаж он отлично выглядел. А потом он заболел, и не смог продолжать работу. Херт пришел на его место, так что Ридли не пришлось переснимать много сцен, только сцены с Финчем. 



Роджер Кристиан на съемках «Нострадамуса»

- Мне очень понравился ваш фильм «Нострадамус»
- Да, забавно все совпадает, я познакомился с  кинопрокатчиком Харви Вайнштейном, и он сказал: «Ты сделал этот фильм на три года раньше, чем следовало». Потому что тогда их компании не существовало, если бы она существовала, они бы стали прокатчиками фильма, тогда фильм собрал бы больше денег в прокате.
Американские критики были в восторге от фильма. Мы были лучшими по сборам в арт-кинотеатре Санта-Моники, когда они открылись. Но компания, которая взялась за релиз фильма, была банкротом. У них не было денег на рекламу. Но, даже несмотря на это, фильм неплохо собрал в мировом прокате, в Германии фильм не сходил с экранов шестнадцать недель в целой куче залов. Я часто получаю письма из Германии - там это был настоящий хит.
Позже я был в Мексике с семьей, и мы попали в место посреди пустыни, и тогда моя жена (она была испанка) говорила по-испански с группой людей за столом в забегаловке, и неожиданно они все встали и пошли ко мне за автографами. Я спросил, в чем дело. Она сказала - «Я упомянула «Нострадамуса», и они все обезумели». 
Они велели сходить в местный видеомагазин, это был маленький городок посреди пустыни, я пришел и увидел постер «Нострадамуса» во всю стену. Мне сказали, что этот фильм здесь популярнее, чем «Правдивая ложь». Так что, мы многого не знаем о жизни наших фильмов. Немецкий продюсер теперь знает. И они так и не выпустили этот фильм на DVD.
- Знаю, мне пришлось брать его в прокат на кассете.
- Нет, фильм есть на DVD - маленькая компания в Голландии пыталась его выпустить, но потом почему-то все заглохло. Я сделал этот фильм продолжительностью три часа, там было много замечательного материала. Мы тогда договаривались, что это будет режиссерская версия, но мы ее так и не сделали, не выпустили, не знаю, почему. Такое часто случается в кино, а еще частично причина была в финансировании. Фильм финансировали через немецкий банк в Лондоне, тогда там было киноотделение. А потом банк разорился.
- Очень понимаю, почему Джон Траволта (John Travolta) и Элли Самаха (Ellie Samaha) назвали вас актерским режиссером. Почему вы решили снять «Поле битвы: Земля»? Что вас вдохновило? 




На съемочной площадке «Поля битвы: Земля»

- Мой прошлый опыт с научной фантастикой вдохновил меня на его создание. Еще на съемках «Нострадамуса», когда мы работали с фирмой «Рабочее название», наш бюджет был примерно 20 миллионов, но мы не смогли его добыть - актерский состав был дорогой, поэтому мы сняли фильм за четыре миллиона в Румынии. Так что, они точно знали, что я смогу снять «Поле битвы» дешево. Рассчитанный бюджет равнялся $80-$100 миллионам, а у них был только $21 миллион в то время. Продюсер сказал, давай поедем в Монреаль, там дешевле, плюс еще скидки по налогам. Так что, мы и поехали.
Меня пригласили на ужин с Джоном, я был очень рад, я его очень люблю. Он обнял меня, когда в первый раз увидел, и сказал: «Нострадамус»! Вы не боитесь актеров!»  Я представлял персонажей этого фильма старыми королями, надменными и высокомерными, ему понравилось именно это, и визуальный аспект фильма - тоже.
В то же время вышел первый трейлер «Призрачной угрозы», наша группа сняла половину этого трейлера - это совпадение. Моя вторая съемочная группа принимала участие в тех съемках.
Джон знаком с Джорджем Лукасом. Джордж нас и познакомил, он сказал Джону, что я могу сделать этот фильм.
На следующий год после съемок «Поле битвы: Земля» мы поехали с Джоном в пресс-тур. И тогда он рассказал мне о Тарантино. Он сказал «Ты, конечно, знаком с Квентином», я ответил, что нет, никогда с ним не встречался. «Да нет, - говорит Джон, - наверняка встречался».
Но  я не встречался с Тарантино. Тогда Джон рассказал мне историю.
Каждого предполагаемого режиссера фильма обсуждали с Квентином, он отвергал каждую кандидатуру. Но когда Джон упомянул меня, Квентин воскликнул: «Да!»
Я спросил, на чем были основаны его восторги, Джон сказал: «Как, вы не знаете? Фильм «Телепат» - ваш первый фильм, это один из его любимых фильмов».  Тогда Джон обещал нас познакомить. Он действительно познакомил нас – в самолете в Нью-Йорк, мы летели с премьеры. Квентин целый час говорил о фильме «Телепат».
Тарантино рассказал мне, что когда он был ассистентом в видеомагазинчике,  он увидел «Телепата» по телевизору и записал. Он сказал: «Когда фильм вышел, я знал, что студия была сильно против вас, и я таскал своих друзей в кино каждый вечер. Я знал, что фильм быстро исчезнет из кинотеатров».
Он записал фильм, а потом, когда вышла кассета для видеопрокатов, оказалось, что какие-то сцены были вырезаны из ленты. Он сказал: «Я перемонтировал его обратно, когда начал работать в видеопрокате - за свои деньги - включив вырезанные сцены обратно, и поставил кассету в прокат. Эта кассета у меня до сих пор дома лежит».
- Есть еще одна связь между вами и Тарантино, он прочитал сценарий «Темный мир» и ему понравилось (это фильм, который Кристиан снял вместе с Деннисом Лири и Джо Монтенья в 1996), еще до того, как он снял свой первый фильм - «Бешеные псы». «Темный мир» обогнал бандитский жесткий стиль Тарантино. Можно ли сказать, что ваш  фильм обогнал время, но пока его сняли и выпустили, он оказался позади?
- Да, именно так. Сценарий был очень хорош и мне его предложили сразу по окончании работы над «Конечной программой». Позже появился Деннис Лири и согласился играть, после него пришел Джо Монтенья. И я решил, что сейчас лучше сделаю этот фильм. Но «Бешеные псы» вышли перед нами, и определили весь визуальный стиль этого типа фильмов.
Но я все равно сделал этот фильм, диалоги там классные, и сцены, это был мой шанс исследовать этот жанр. И потом, фильм был сделан для канала HBO, а я получил море удовольствия в процессе его создания.
- Давайте ненадолго вернемся к «Полю битвы: Земля» - Тарантино сказал, что его время придет. Когда вы в последний раз его пересматривали?
- Пару лет назад. Не в кино, но посмотрел. Не знаю, вся эта волна против сайентологии повредила фильму. Я не знаю, по-моему, в фильме нет ничего от сайентологии, он с ней ничего общего не имеет. Но агитация пошла, и в основном попала в Джона. Меня, в общем, миновало. Возможно, меня позже заклеймили, но Джону попало сильно с самого начала.
Но ведь есть море людей, которые следуют за религией бездумно, они просто повторяют то, что написано и все.
- Я помотрел фильм только неделю назад, вы правы, там ничего такого нет, это просто научно-фантастическая лента. Я удивлен, отчего такая реакция.
- Да, это просто фантастический фильм. И мне пришло много писем по этому поводу - что это просто НФ кино, ничего больше. Но большинству корреспондентов фильм понравился - эффекты и некоторые сцены, так что я доволен, в общем и целом. Мы пытались создать в нем нечто новое - видимо, переборщили.
- Вы часто использовали заваленный горизонт и необычный монтаж смены кадров. Вы пытались показать этим, что картина -  ироничная? Чтобы народ не очень акцентировал внимание на том, что автор этой книги – Рон Хаббард?
Да, совершенно - это что-то типа комикса, я часто об этом думал. Мы использовали заваленный горизонт с завидной регулярностью, и смена кадра странная. Монтажер предложил такую схему смены сцен. Джордж Лукас в «Звездных войнах» подобное делал. И мне понравилась идея, потому что это двигает сюжет динамичнее. Ведь этот фильм - не мелодрама, а фантастика.
И такие ракурсы были призваны показать, что Сайклоны более двух метров ростом, поэтому, снимая снизу, мы создавали такую иллюзию. Во «Властелине колец» актеров уменьшали с помощью компьютера – вырезали из кадра и вставляли заново. Но у нас  бюджета на такое не было, да и технологий еще не было. Я выходил из положения подручными средствами.
Жиль Наттгенс (Giles Nuttgens) (оператор-постановщик «Поля битвы») очень смелый оператор. Он всегда делает что-то необычное, экспериментирует и пробует что-то новое, так что мы еще на тестах это попробовали.
- Франшиза из этого фильма не получилась, но материала еще много, не думаете вернуться к теме в будущем?
- Да, вторая часть книги просто потрясающая, удивительная. Она мрачнее, и там есть потрясающие события, которые происходят в тех грязных, мрачных кораблях – там проходит большая часть событий. Я бы хотел снять это, не знаю, Джон Траволта тоже этого хотел тогда, да и сейчас хочет. Но сейчас это будет сложно. С другой стороны, Рон Хаббард написал много хороших книг.
- Я видел «Финальный монтаж» три дня назад и там есть совершенно классный взрыв здания - лучший, наверное, со времен «Забриски пойнт». Как это сделано? Оптически или в CGI? Наверное, не взрывали же настоящий магазин? Сколько времени заняла съемка этих сцен?
- У нас на этот фильм было отпущено три миллиона канадских долларов. Я горжусь этим фильмом, он немного пророческий.
Я знал, что мне надо сделать очень хороший взрыв. И - опять, это был вопрос реалистичности: он должен быть грязным и реальным. Я не люблю большие бензиновые взрывы. Люди влюбляются в спецэффекты. Пиротехники делают бензиновые бомбы, в результате чего на экране зрители видят большой огненный шар, и думают, что это красиво. Но я побывал очень близко к месту взрывов IRA в Лондоне, на самом деле взрывы выглядят не так - там много пыли и ошметков всего, а не огня как раз.
Я очень хотел сделать все как надо, несмотря на бюджет. Главная идея: «Давайте сделаем, найдем способ». Я нашел разорившийся магазин в Ванкувере, который закрыли. Он был декорирован, и в фильме он выглядел именно так, как мы его нашли. Я привел туда пиротехников, они были в восторге от идеи взорвать настоящий магазин. Я сказал им: «Если мы все порежем и поставить двадцать взрывателей, получится недорого». И они мне говорят - всегда мечтали сделать именно так, а то все требуют бензиновое облако огня.
И мы сделали такой взрыв, и во всем здании только одно стекло треснуло во время взрыва. Я бодался с продюсерами, чтобы они дали мне восемь камер. Они дали только семь, но я нашел еще Bolex, так что, у меня было восемь камер.
Когда я прилетел в Лондон, Стив Кинис, глава агентства Уильяма Морриса пригласил меня на ланч - они хотели представлять меня. Так они нашли Джона Ханну, который в это время был без работы. Он прилетел и проработал для меня один день. Он сказал: «У вас только три миллиона канадских долларов, как вы собираетесь взрывать целый магазин?» А я говорю - уже взорвали.  Если есть желание, найдутся и средства». Я никогда не давал бюджету довлеть над собой.
- Конечно, «Финальный монтаж» стоит в ряду фильмов, которые были сняты до 9/11, среди таких, как «Дорога на Арлингтон» и «Миротворец».
- Я вернулся к своим европейским корням, к истокам. Там есть речь, которую говорит Сэм Эллиотт, после того, как в отряде кто-то погиб, и персонаж Энн Рэмси шокирован этим событием. Он говорит, что Америке придется привыкать к этому - к гибели людей, потому что этот мир жесток.
Я написал эти слова, потому что считал, что это произойдет. Америка никогда не переживала террор на своей территории. Это большая изолированная страна, но в мире происходит много всего, так что, рано или поздно, такое бы произошло и там.
- Я видел трейлер «Пленников Солнца», что случилось с фильмом? Почему он не вышел?
- У фильма возникли проблемы юридического свойства - в Германии, ведется работа без продюсера и режиссера, поэтому там много проблем. 
Парни из отдела спецэффектов сделали свою работу ужасно. Когда я увидел, я попросил убрать мое имя из титров фильма, я отказался вообще иметь что-то общее с этой лентой.
И там столько юридических проблем, ну и время потеряно, потому что это история, которую зрители должны были увидеть до «Охотников», там похожая история, правда про Египет. И тогда она бы смотрелась, а сегодня - уже нет.
Я даже не предлагаю им выпустить фильм. Мой немецкий продюсер, с которым мы делали «Нострадамуса», очень хочет его восстановить и выпустить, потому что это «такой коммерческий фильм». И ко мне все еще приходят предложения о покупке фильма для проката, особенно - от независимых кинопрокатчиков. У нас был отличный актерский состав и много очень классных сцен. Но сейчас у нас юридические проблемы.
- Расскажите о «Вспомнить будущее». Эрих фон Даникен - интересный субъект для исследования, особенно, для того, кто уже работал с такой неоднозначной фигурой, как Рон Хаббард!
- Это шикарный сценарий, который мне принес продюсер «Нострадамуса» Он пытался сделать фильм. Фон Даникен благословил этот фильм и меня тоже - как его режиссера. Я не знаю, сделаем мы его когда-либо или нет, но это потрясающая история. Я переписал начало, и мы связали ее с древним Иерусалимом, и мы теперь можем показать современным зрителям, как началась битва, и как евреев вынудили уйти.
Это был первый писательский опыт фон Даникена и я написал свой сценарий по нему. Писания Иезекииля совершенно точно описывают летательные аппараты и появления пришельцев, а также похищения людей. Я ездил в Кашмир, где Фон Даникен нашел древний храм, в точности повторяющий храм Соломона, который был построен очень-очень давно. Это все ужасно интересно, и очень сложно показать современной аудитории его аргументацию и образ мысли.
Но это - потрясающее приключение! Фон Даникен - это реальный Индиана Джонс. Не знаю, сделают его или нет, поскольку банк разорился, у нас у всех проблемы с производством фильмов, которые не вписываются в стандарты индустрии.  
- Согласно IMDB, вы снимаете  Zounds…
- Я сейчас делаю два фильма параллельно. Я сделаю Zounds, но снимать мы еще не начали. Это триллер, действие в котором разворачивается на побережье Уэльса. Сценарий очень красивый. Этот фильм я сделаю первым.
И еще я участвую в 3D проекте под названием «Передача». Это нечто фантастическое, но происходящее в современной Британии. Там есть пришельцы и есть тайна - когда зритель пытается понять, что происходит. Еще там будет затмение и все падет во тьму. Все, кто окажутся снаружи - замрут и просто поплывут над землей, замороженные в пространстве.
- Скажите новый 3D формат вас привлекает?
- Да, я съездил в Британию, посмотреть, как работать с 3D. Британия стала пристанищем дешевого 3D - удивительно, сколько талантов и сколько экспериментов там рождается. Мне показали сцену сначала в 3D, а потом в  2D и это реально новое измерение. И в тебя ничего не летит - люди быстро учатся, что это круто только в фильме ужасов, чтобы испугаться. А вообще - ты просто используешь глубину пространства. И это здорово, Ридли будет делать следующего «Чужого» в 3D. Я видел 3D телевизор, для которого не нужны очки. Это уже реальность. Это совсем новая разработка.
Даже когда спорт смотришь, например, футбол, видишь стадион - это необычно. Но это станет стандартом в индустрии развлечений.
- Значит, вы правда интересуетесь 3D как творец, а не как большинство тех режиссеров, которым не интересна технология, но которые просто знают, как выбить деньги из студии? 
- Нет, мне правда интересно в творческом смысле. Пол Андерсон, который, я знаю, снимает следующую «Обитель зла» в 3D, пригласил меня на съемочную площадку. Я посмотрел кусочек, все эти зомби в 3D  - это круто. Я просто записался в фанаты формата. Для жанра ужасов это незаменимый формат.
Вспоминая “Черного ангела» - если бы я делал его в 3D, я бы смог что-нибудь добавить в фильм. Я видел «Аватар» в 3D IMAX  - это просто крышесносное зрелище.
- А «Алису в стране чудес» видели?
- Нет еще, но обязательно схожу. Мне кажется, всегда есть мелкобюджетные фильмы, создатели которых просто хотели снять свое кино. И оно оставляет ростки, которые потом прорастут большими красочными проектами. Как в жанре ужасов, например.
- Когда ваша книга-то выходит? Дедлайн есть?
- Я сейчас как раз веду переговоры с издателями. Все в процессе переговоров. Но большая часть работы проделана. По-моему, кино снимать проще, чем писать. Но у меня очень хорошая память. Я смотрел много всяких программ про «Чужого» все интервью с Айвором Пауэллом, продюсером. У него столько неверных данных! Он говорит, что снимать начали со сцены в гиперкамере. Он все забыл! Все! У меня очень хорошая память - я все эти годы принимаю «Билобил» совсем не зря.
- Так что вы все расскажете, как точно было?
- Я надеюсь. За это время многое напутали, я смотрел все интервью, почти во всех факты искажены. О «Чужом» за это время так ничего и не написали. Есть две книги, одна - «Чужой квартет» - о квадрологии, и еще одна - «Прекрасные монстры». Ну и моя часть о «Звездных войнах».
И в октябре будет юбилей «Чужого», возможно, тогда в сеть начнет попадать информация о создании новой части франшизы, если они разберутся со сценарием. Это было бы самое время начать говорить о нем. Так что, я очень постараюсь дописать и издать книгу в этом году. Я очень постараюсь. 


Источник: www.shadowlocked.com

Перевод: Н. Маркалова

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Контакты


Наш Facebook: facebook

Кто на сайте

Сейчас 39 гостей онлайн