Баннер
Рик Картер об «Аватаре», Спилберге, Земекисе и Снайдере

Работы Рика Картера включают «Форрест Гамп», «Юрский парк», «Войну миров» и «Полярный экспресс». Сейчас он делает сюрреалистически фэнтезийный боевик «Запрещенный прием» со Заком Снайпером в Ванкувере (Канада).

- Вы работали с такими режиссерами, как Стивен Спилберг, Джеймс Кэмерон, Роберт Земекис и теперь - Зак Снайдер. Я представляю, «Аватар» уже сейчас кажется самым большим проектом в карьере.
- Да, совершенно. Джим сделал удивительный фильм, он очень талантливый и когда дело доходит до идеи, что засела в его голове, он не успокоится, пока не сделает.




Рик Картер и Джеймс Кэмерон за работой



- Касательно этого проекта, какие особые сложности он представлял для вас?
- Что касается «Аватара», то я к тому времени работал только со Спилбергом и Земекисом. Это примерно 20 с хвостиком лет. Мой подход - попытаться уловить идею режиссера и воплотить ее. Это - главная цель всей моей профессиональной жизни. Главная проблема - воплотить это видение. Они очень сильные режиссеры, поэтому процесс этот никак не нарушается другими проблемами, например - студийными боссами или тем, что люди подумают. Так что, мой вопрос один - ухватить видение режиссера, воссоздать и воплотить его. Главный вопрос - чем я могу быть полезен? Чем могут быть полезными люди из арт-отдела?

- С чего вы начали на «Аватаре»?

- Касательно «Аватара», я читал сценарий три с половиной часа, до того, как поговорил с Джимом. Я хотел «увидеть» фильм сначала. Я понял, что это будет сложный проект, потому что нельзя просто мыслить о нем с точки зрения других виденных тобой фильмов. Это был совершенно новый мир. Я начал читать, и там была часть, которая не вошла в фильм. Там инопланетянин говорит: «Если ты видишь все, ты не видишь ничего».  Я остановился и подумал: «Что это значит?»  И понял, что там столько много всего, что я уже начал переставать видеть. Это состояние я обычно описываю сценой из «Пиноккио», когда белая звезда заполняет оконный проем, из нее выходит фея и создает Пиноккио. Это состояние ничто, когда потом что-то создается, рождается. Поэтому я убедил себя в том, что для меня тут слишком много нужно увидеть.
- Вы сдались перед мощью идеи чужого мира, чтобы не отвлекаться на мысли о его создании? 
- Да. По мере чтения я перестал пытаться представить все это и думать, как все это можно реализовать. Я пытался отойти на шаг, и понять, чего хотел добиться Джим. А Джим - визуалист очень высокого класса, он заботится обо всех деталях, он перфекционист.

- Этот фильм уже заслужил репутацию проекта, который изменил правила. Включая технологии визуальных эффектов и подходы к ним. Наверное, это было интересно?
- Мы знали, что технологии не уйдут вперед дальше, пока мы делаем этот фильм. Я делал «Полярный экспресс», и мы создавали технологии мокапа без технологий визуализации реального времени. Я знаю, как это выглядит. Поэтому создавать проект, в котором больше половины сделано с использованием мокапа и визуализации в реальном времени, и интегрировать это в реальные съемки - это нечто новое, я знал, что здесь дороги нет, и мы ее прокладываем.
- Расскажите о Пандоре - это луна, где происходит действие «Аватара».
- Тут надо понимать, что Джим был на Пандоре - он был на дне океана, в «Титанике», «Бездне» и «Призраках бездны». Джим описан ночную Пандору словом «фантасмагория». Я, возможно, один из тех, кто пошел и заглянул в словарь, чтобы узнать, что это значит. Это означает: «Видение, похожее на сон».

- Биолюминесценция очень напоминает видение в состоянии сна, я заметил это.

- И это задавало вопрос: что вы увидите, если вдруг окажетесь в другом мире, другом измерении? И ответ приходит сам собой - «Волшебник из Оз». Только тут мы все время перемещаемся между страной Оз и Канзасом. Вот отсюда пришла та фраза «Вы больше не в Канзасе».


- Джеймс Кэмерон говорит, что вы придумали «Волшебника из Оз» - это стало краеугольным камнем «Аватара». Даже в диалогах. Расскажите немного об этой связи.
- Я, кстати, и правда думал, что этот фильм - смесь «Волшебника из Оз» и «Апокалипсиса сегодня», и пытался создать его именно так, во всяком случае - выложил эту связь на нашей стене с иллюстрациями. Как и в «Оз», ты путешествуешь в другой мир, практически в другое измерение, но только здесь мы путешествуем туда и обратно - в наш мир. И, конечно, есть разница в том, что чувствует аудитория по отношению к Пандоре. Весь дизайн фильма мы пытались синхронизировать с Джимом, попытались создать новый опыт, где изначально зритель считал бы этот мир чужим и ассоциировал себя с человечеством. И потом постепенно эта чужеродность Пандоры становилась своей - На`ви и вся экология планеты. И тогда симпатии аудитории меняется вместе с симпатиями главного героя. То, как меняются ваши эмоции, изменяет весь фильм. Это часть - что делает фильм гибридом, не только технологии - смесь мокапа и CG анимации. Гибрид там, где человек начинает ассоциировать себя с инопланетянами, где он переходит на их сторону. Гибрид - это, на самом деле, и есть аватар - его ДНК - это гибрид ДНК Джейка и ДНК На`ви. Фильм изо всех сил пытается привести вас в это состояние, заставляет понять это место. Как художник-постановщик я помогаю Джиму это воплотить.
- Вы как будто теорию кино преподаете на примере этого фильма, и мы еще даже до декораций не дошли.
- Да это звучит немного занудно, но именно так я мыслю сейчас, после интенсивной работы с такими режиссерами, как Джим, Стивен и Роберт. Приступая к «Аватару» я попытался влезть Джиму в голову и увидеть его идеи. Иногда он сам рассказывал весьма сложные концепты. На этом фильме работа художника-постановщика практически такая же, как на «Полярном экспрессе» - мне нужен был полный визуал идеи, мне нужно было быть в двух местах одновременно. Мне нужно было быть и при захвате движения, и следить за реальными съемками, которые производились в Новой Зеландии.
- Как вы это провернули?
- Ну, я был не один, был еще один художник-постановщик - Роберт Стромберг, прошу любить и жаловать. Он пришел из индустрии визуальных эффектов, и его команда создала удивительные виды планеты, они делали свое дело,  я делал свое. И он проделал всю работу по созданию экологической системы планеты - он продумал, как все будет подключаться к единой фактически нервной системе. Вся природа - фауна и сапиенсы - все духовно подключены к единой системе, в данной ленте это важно.



Рик Картер (слева) с Робертом Стромбергом и Кимом Синклером с «Оскарами» за «Аватара»



- Главная тема фильма - столкновение двух цивилизаций, у которых кардинально разные взгляды на природу. Это вопрос, управляете ли вы природой или позволяете ей управлять собой. Это классическое столкновение резонирует с такими лентами, как «Танцы с волками», «Играю в полях господних», «Человек, которого звали Конь», «Прощай, король».
- Совершенно верно. И все эти истории про «аборигенов» похожи, даже «Апокалипсис сегодня» в какой-то степени. И сегодня сложно рассказать подобную историю, потому что здесь всегда замешана политика. Возьмем «Танцы с волками», это удивительный фильм и он хорошо прошел в прокате. Но для его создания пришлось пройти по границе между реальным существованием индейцев, как мы его сегодня понимаем, и тем, что приемлемо в индейском сообществе, и что все еще может быть зрелищным. Там было много проблем с политкорректностью. А если мы вернемся и сделаем фильм, который рассказывал бы эту историю, при этом, был бы  свободным от подобных проблем - это «Тарзан» с Джонни Вайсмюллером, где показаны африканцы. Да, оно немного подхалимное, но там есть свобода повествования. А вот Джим пошел еще дальше, со всей своей псевдонаукой про гибрид ДНК и проекции сознания в новое тело - что создает иллюзию нахождения там - зато у него была полная свобода повествования. Если сделать все достоверно, можно показать все эти темы: столкновение природы и технологии. Джим решил, что технологии кинопроизводства дошли до той стадии, когда он мог сделать эту историю достоверно. Фильм отправляет тебя в путешествие, в котором вы понимаете, что цените. И еще этот фильм - это история любви. Вполне стандартные шаблоны и структура позволяют рассказать большую новую историю, но через уже известные драматические моменты, которые нам всем доступны. История любви, предательства и проблемы выбора. А в самом конце можно вернуться и ответить на вопрос, а что я вижу?


- Интересно, что два фильма вышли почти вместе: «Аватар» и «Рождественская история» Земекиса. Если сравнить два пути двух режиссеров, Камерона и Земекиса, их настолько разные пути современному фронтиру кинематографа: 3D и мокапу. Интересно, с вашей точки зрения, насколько они далеки друг от друга в своем подходе или совсем рядом идут?

- Мне нравится ваш вопрос, и то, как вы к нему подошли. Разница действительно есть. Я часто рассказываю в интервью, как и что, и мои слова превращаются в перечень того, что мы сделали. Они хотят написать все по шаблону, и 90% попадает в раздел маркетинга. Для меня главное - а есть ли тут видение? Я работал с Земекисом, Спилбергом и сейчас - со Заком Снайдером - и технологии - это не тоже самое, что картинка в твоей голове. Недостаток творческого видения - это большая проблема. Но даже, если у тебя есть картинка в голове, ты не всегда можешь ее рассказать, для этого тоже нужен талант. И картинка эта не всегда полностью твоя. Поэтому режиссеры уровня Спилберга и Кэмерона воплощают то, что они увидели. Зак еще очень молод по сравнению с остальными, он еще не прибрал к рукам все пиксели своего фильма, не поставил на них автограф. Но эти парни изобретают комплексно, и творческая группа может взойти на поезд, если это Земекис, и прилететь на планету, если это Кэмерон. 
- Интересно, если учесть, какого масштаба фильмы делают эти люди. Не в смысле размера техники, а с точки зрения сюжета, истории, которая может варьироваться от очень простой до очень сложной.
- Они все одного уровня творцы - делают то, что захватывает их внимание. Может, это просто один чувак на необитаемом острове? А может - история известного корабля, который затонет, и все знают, чем закончится история. Это может быть странное существо с иной планеты, которое просто хочет вернуться домой. А для Зака - это может быть самое странное сочетание интерьера-экстерьера, когда «300 спартанцев» полностью снимались на хромакее, и при этом он вовсе не страдает от клаустрофобии. Это почти алхимия.

- Вы работали на «Полярном экспрессе» и как вы опишете разницу между ним и «Аватаром» с точки зрения технологии и философии.
- Просто, чтобы показать вам движение Боба. Когда он делал «Изгоя», он смотрел на собственную жизнь и ощущал себя на распутье. Он выбирал то, как он хотел делать фильмы. Я думаю, на каком-то этапе ему было все равно, как персонажу Тома Хэнкса, когда он возвращается с острова. Потом Боб повернул в другую сторону - с «Полярным экспрессом» - и попытался пойти дальше. Он пытался найти что-то новое, и увидел технологию мокапа, которую использовал Питер Джексон на «Властелине колец». Но технология не толкала вперед сюжет. Изначально сюжет был написан на 10 страницах, как сюжет из воспоминаний, в который вы могли бы поверить. Он хотел найти что-то, во что он может поверить и догнать этот поезд.
С «Полярным экспрессом» вы можете спросить, каково его наследие? Все говорили о мертвых глазах и все такое, но фильм собрал достаточно, и молодежь его посмотрела. Это стало частью их новогодней традиции. Это грубый гадкий утенок, но у него было достаточно сердца, чтобы значить что-то для зрителя. Теперь Боб идет дальше - «Беовульф» и «Рождественская история» - чтобы посмотреть, насколько близко он может подойти к портретному сходству, чтобы создать лицо, которому мы поверим. Конечно, люди всегда укажут только на недостатки. Понимаете, если в пространстве вы каждый раз проходите половину пути, оставшуюся до места назначения, вы никогда до него не доберетесь, хотя подойдете очень-очень близко. Я не видел «Рождественской истории», поэтому не могу ничего сказать, но я знаю, что Боб пытается сделать портретное кино. Возможно, это куда-то и приведет эту технологию в итоге. Возможно, он найдет решение.




Рик Картер (справа)


- А Камерон и Земекис, они друг к другу не относятся как соперники? Они, вроде бы, на одном поле играют, но философия у каждого своя. Я к тому, что если ли между ними некое соревнование в кинематографических системах, с которыми они работают?
- Я бы сказал, что это соревнование Леннона и Маккартни. Оно было здоровым даже в самые нездоровые моменты. А что в результате? Каждая личность и ее подход может сделать другую личность лучше. Они сейчас ведут диалог, и я бы Спилберга туда добавил. Это диалог целого поколения кинематографистов. Но ответ на ваш вопрос - да, они отлично знают, что делает другой. И они оба очень осторожны. Это как Битлз и Роллинг Стоунс. И я так рад, что в свои «за пятьдесят» они оба рискуют, ищут и работают на достижение своих целей. Оба и Камерон, и Земекис остались верны своему видению. Они ушли туда, куда другие не могут, и куда другие даже побаиваются идти, но не хотели бы и их пускать туда. Например, они говорят: «Джим, может, мы не будем делать такое дорогое кино?» и «Боб, может, сделаем что-то более коммерчески надежное?»

- Думаете, Кэмерон хочет увидеть «Рождественскую историю», а Земекис - «Аватар»?
- Я не могу залезть к ним в головы и увидеть, что они хотят. Но хотят или нет - они совершенно точно посмотрят работы друг друга. И, думаю, они поймут, что их технологии, наконец, начали взрослеть. Возможно, какие-то трудности решены, и может, мы примем их как часть процесса кинопроизводства. И сфокусируемся на сюжетах. Это будет следующий уровень.

Источник: LA Times




 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Контакты


Наш Facebook: facebook

Кто на сайте

Сейчас 45 гостей онлайн