Баннер
Терри Гиллиам о создании «Воображариума»

“Воображариум доктора Парнаса» - первый фильм Терри Гиллиама за четыре года, повествующий о театральной труппе, дающей уличные представления в современном Лондоне и передвигающейся на цирковой повозке, ведомой четверкой лошадей. В повозке, при необходимости превращающейся в театральную сцену, есть волшебное зеркало, пройдя сквозь которое, персонажи попадают в мир своих грез.

Производство фильма было остановлено, и проект почти простился с жизнью, когда Хит Леджер неожиданно умер посреди съемок. После того, как три других актера согласились доиграть роль Хита, сценарий был переписан и фильм заиграл более богатыми оттенками.

Как и другие фильмы Гиллиама, эта его работа содержит совершенно фантастические визуальные элементы. Гиллиам - талантливый иллюстратор и аниматор, он часто работает со своей постоянной командой, это художник-постановщик Дэйв Уоррен (Dave Warren), производственный дизайнер Анастасия Мазаро (Anastasia Masaro) и оператор Никола Пекорини (Nicola Pecorini), мнтажер Мик Одсли (Mick Audsley) и композиторы  Майкл и Джефф Данна (Mychael & Jeff Danna) работают с Терри уже не первый раз.

Сайт Below the Line поговорил с Гиллиамом, когда режиссер был в Лос-Анджелесе на промо туре.
- После того, как умер Хит Леджер, насколько близок был проект к отмене?
-  Несколько дней мы думали, что на этом все. Нужно было время, чтобы оправиться от шока, собраться с мыслями и понять, что мы можем спасти фильм. Те, кто вложил в фильм деньги - банки и так далее, считали, что надо избавляться от своих активов.  Но я позвонил Джонни Деппу, а они с Леджером были близкими друзьями. Он сказал: «Как бы ни было, я помогу, если надо». Тогда вся эта шумиха с деньгами начала успокаиваться и мне дали немного времени перевести дух, я немного переписал сценарий, чтобы в него могли войти три других актера.
- Было сложно сохранить съемочную группу?
- Все были в шоке. Но они сразу сказали, что если я спасу фильм, они его доделают. Вся атмосфера была очень позитивной. Все, кто работал с Хитом, хотели спасти его последнюю работу.
- Вы проводите работу практически над всем в своих фильмах, вы также художник. Мы слышали, что после доработки сценария, вы еще и нарисовали все необходимое для новых сцен.
- Да, обычно я везде участвую. Здесь я сделал раскадровки, чего давно не делал. Так что весь внешний вид фильма основан на моих идеях. Касательно художника-постановщика, им был Дэйв Уоррен, а Анастасия Мазаро была производственным иллюстратором. Но на самом деле мы работали втроем.
Поскольку это было совместно Канадско-Британская постановка, у нас были люди из Канады, например, художник по костюмам Моник Прудом и были люди из Англии.
- Со своим оператором Никола Пекорини вы работали на нескольких проектах, таких как «Страх и ненависть в Лас Вегасе» и «Страна приливов». Никола часто пользуется широкоугольным объективом. Почему вы выбрали его?
- А мне нравятся ощущения от широкого угла, потому что появляется ощущение того, что фильм происходит вокруг меня. Это, кстати, сложнее, потому что возникает проблема со световым оборудованием, софиты сложно прятать. А еще надо быть аккуратнее с композицией. Все понемногу становится сложнее.
- Получаются более насыщенные кадры?
- Я больше воссоздаю атмосферу. Да, кадры более насыщенные и зритель видит больше. Мне кажется, что я нахожусь в мире фильма, а его события разворачиваются вокруг меня. В детстве, когда смотришь в книжку с рисунками, видишь иллюстрации, насыщеные деталями. И широкоугольный объектив помогает мне это воссоздать.
Сегодня у людей есть DVD. Раньше люди смотрели фильм раз, два в кино. Сегодня они его пересматривают и могут открыть для себя что-то новое с каждым просмотром. 


- Было ли сложно снимать ночные сцены у башни Battersea в Лондоне?
- Самое сложное было то, что это был декабрь, в Лондоне было жутко холодно. Но в некоторых местах нам повезло. Например, в сцене, где у нас ярмарка на фоне Тауэр Бридж, мост был освещен, нам не надо было этого делать. И там была немецкая рождественская ярмарка со своим колесом обозрения и другими прелестями, так что мы немного раздвинули границы наших декораций, и эти сцены выглядят богаче и дороже.
- Вы раньше использовали компьютерную графику. А в этом фильме? Я о тех образах, что мы видим внутри зеркала.
- Да у нас есть 150 планов с эффектами, но я также использовал более традиционные технологии - какие могли выдать максимальный результат. Мне нужен был искусственный мир по ту сторону зеркала, и CG очень хорошо это воссоздает ,но мы также использовали реальные модели.
При работе с хромакеем мы могли двигать камеру ,как хочется. А компьютер это все анализирует и воссоздает движение камеры при создании заднего плана. Мне это очень понравилось, у меня есть свобода движения камеры.
- До того, как вы начали снимать, вы собрали книгу рисунков, которые должны были стать ключом к всему внешнему виду фильма, это так?
- Я сделал такую книгу, когда пытался выбить деньги на его съемку. Там был концепт-арт, мои раскадровки и фотографии, которые послужили вдохновением. Этот альбом также помог команде фильма понять ,что от них требуется.
- Ваш дизайнер по костюмам, Моник Прудом использовала технологию «охоты и собирательства» при работе над фильмом. Она смешала стили и направления в один многослойный образ…
- Просто это труппа странствующих актеров, они собирали части гардероба повсюду, где могли. В случае доктора Парнаса, он делал это веками. У нас не было много денег, поэтому Моник и я пошли в «Ангелы», костюмный магазин в Лондоне и искали там странные и необычные аксессуары для наших персонажей. Это было забавно. У нее хороший глаз,  она умеет собирать вещи и складывать воедино части мозаики.
- Сара Монзани (Sarah Monzani) использовала много обычного театрального грима для актеров. Это потому, что они – и есть актеры по фильму?
- Да, именно. Антон все время был в серебряном гриме, потому что он играет Меркурия в фильме. У Лили было много всяких париков.  Но когда они заканчивают играть на сцене, они снимают свои костюмы и становятся простыми людьми. Сара приняла много интересных и смелых решений, касательно сцены между Парнасом и Дьяволом в монастыре. Поскольку персонаж все время в сценической одежде, мы не уверены, что эта сцена – не плод его воображения и не еще дна история, которую он рассказывает. Мне это очень понравился тот факт, что я тоже не знаю, может, этого никогда не происходило.
- Расскажите о композиторах? Они – братья?
- Да, и они очень разные композиторы, у каждого есть свой стиль и свои предпочтения. Но здесь они работали как одна команда. Надо было, чтобы музыка была архаичной и в то же время универсальной, не относящейся к какому либо временному отрезку истории. Обычно я очень много времени уделяю музыке, но я с ними уже работал и доверился им. Они меня удивили. Они сделали замечательно попурри из всех направлений и музыкальных текстур. Очень эклектично получилось.
- Внешний вид повозки – тоже некое попурри.
- Там множество элементов старых уличных цирковых театров, которые я очень люблю. Мы попытались окружить наших героев эзотерическими и таинственными вещами. В то же время это просто старый театр викторианской эпохи с вырезанными из картона деревьями и другими декорациями. Но каждый раз, когда кто-то входит в Воображариум, он попадает в необычный мир и каждый раз – в разный. Тут у нас было много способов удивить публику.
- Критики сказали, что это – самый гиллиамовский фильм из тех, что вы сняли за последнее время.
- Я думаю, они правы. Последние несколько фильмов были экранизациями. Впервые за долгое время я снова перенес на экран собственных персонажей, начиная с пустого листа. Сначала у меня не было идей и персонажей. Но постепенно все выкристаллизовалось и начало действовать:  странный уличный театр, странствующий по Лондону, на который мало кто обращает внимания.
- Совсем недавно вы участвовали в воссоединении труппы «Монти питона», посвященном сорокалетию этого сериала. Было ли приятно снова войти в свой Воображариум «Монти питона»?
- Это было краткое событие, только несколько дней, но я был счастлив. Удивительно, когда я приезжаю в Америку. Все время встречаю молодежь, которая только что посмотрела «Монти питона» и им понравилось. У сериала своя жизнь и его не забывают. 


Источник: Below the Line

Перевод Н. Маркалова


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Контакты


Наш Facebook: facebook

Кто на сайте

Сейчас 134 гостей онлайн