Баннер
Джорду Шелл и его монстры

Имя Джорду Шелла (Jordu Schell) стало известным только сейчас, благодаря тому шуму, что наделал «Аватар», но на самом деле его работу мы видели и раньше, просто не знали, что это – его монстры.

Джорду повезло с родителями, которые не только приняли его странные интересы, но и всячески их поощряли. Отец, увидев, что ребенок постоянно пропадает в магазинах, продающих бутафорию для дешевых фокусов, подумал, что ребенок хочет стать иллюзионистом, и накупил ему кучу книг про фокусы. Мать составляла ему компанию при просмотре фильмов с монстрами. Никто в семье не занимался художествами серьезно, но семья была достаточно творческой: мать, после выхода на пенсию (она работала преподавателем и администратором в колледже), стала писательницей, хотя и рисовала неплохо. Отец сочинял джазовую музыку и изучал историю джаза. Отчим тоже был художественно одарен, хотя этим талантом не пользовался.


Джорду Шелл за работой


Кино сильно повиляло на мальчика, в четыре года он увидел ужастик «Мозг, который не хотел умирать» и этот фильм сильно напугал его. Поэтому он начал лепить собственных монстров. У маленького Джорду не было недостатка в бумаге, пластилине и других художественным материалах, а также книг по искусству и гриму.

В доме Шеллов везде висели африканские маски – их коллекционировала мать Джорду – и, возможно, это стало одной из причин его увлечения масками. Мы помним, что он пропадал в магазинах с бутафорией для розыгрышей и фокусов. Эти магазины продавали и латексные маски.

В десять лет Джорду увидел фильм Рея Харрихаузена «Седьмое путешествие Синдбада», и его судьба была предрешена. Он до сих пор считает, что циклопы – самые крутые персонажи в кино. Позже он узнал имена Рика Бейкера (Rick Baker), Роба Боттина (Rob Bottin) и Дика Смита (Dick Smith), их работы навсегда «зацементировали» интересы Шелла.

А в 1977 году, как мы помним, вышли «Звездные войны», в которых была совершенно замечательная сцена с кучей инопланетных монстров из латекса, сидящих в местном баре. Популярность «Звездных войн» и их персонажей подхлестнула волну увлечения американцев масками. В то время появилось много коллекционеров масок и их дизайнеров. Джорду стал одним из них. С двенадцати лет он коллекционировал маски, и к семнадцати у него уже была впечатляющая коллекция из сотни экспонатов. И, начав коллекционировать маски, он много узнал о компаниях, которые их производили: Don Post, Savage Eye, Be Something Studio, Distortions Unlimited, Death Studio и других. В конце концов, он мог назвать производителя, лишь взглянув на маску на полке в магазине.

Он также начал дизайнить и отливать их в подвале собственного дома, и продавать изделия в ближайших магазинах с бутафорией и костюмами. Когда он окончил школу в 1985 году, у него уже был собран небольшой  цветной каталог масок собственного производства, и он даже подавал рекламу в журнал «Фангория». Джорду был в полном восторге, когда в его почтовом ящике оказалось несколько запросов на получение каталога, который он просто ксерил и отправлял потенциальным клиентам. Бизнес был небольшой, но для школьника даже это было большим успехом.

Очень скоро, уже осенью 1987 года Джорду аботал в компании под названием Death Studio в Индиане — под руководством Джеффа Кейма (Jeff Keim). Там он много узнал о латексных масках, их производстве, различных техниках и об улучшении качества отливки латекса. Джефф был настоящий ученый и создатель самых качественных масок в индустрии. Качество работ Джорду сильно выросло за время, проведенное в мастерской Джеффа. Но он пробыл в Индиане недолго – он был очень юн, и быстро соскучился по дому. Они с Джеффом остались друзьями, и Джорду до сих пор звонит ему и спрашивает совета, если у него возникают проблемы с латексом или формами.

В марте следующего года он  взял шесть или семь дизайнов своих масок на огромную конвенцию в Чикаго. Там он встретил еще одного дизайнера масок, чьим искусством всегда  восхищался — Эда Эдмундса (Ed Edmunds), создателя компании Distortions Unlimited.

Об Эде Джорду узнал еще в 14 лет из того же журнала «Фангория». В нем была статья о независимых создателях масок, в которой была напечатана фотография Эда на фоне полок с масками. Джорду взял лупу и внимательно рассмотрел все, что стояло за спиной мастера.

Там, в Чикаго, Эд пришел посмотреть на маски Джорду, наговорил комплиментов, и предложил поработать на него. Конечно, Шелл был в восторге от этой возможности. Эд прилетел в Филадельфию, чтобы познакомиться с его родителями и уговорить его поехать в Колорадо.



Макет создания для фильма «Драконий жемчуг»


Джорду был на седьмом небе – его кумир обхаживает его! Конечно, он поехал. В Колорадо везде воняло коровьим навозом, будто весь штат – это огромная ферма. Но Джорду это устраивало. Когда-то он мечтал работать на Эда, поэтому остался у него на несколько месяцев, и за это время слепил море вещей, но масок среди них было удивительно мало. По просьбе Эда он слепил много макетов, ему нравилось их лепить, хотя он не представлял, для чего они Эду нужны. Один из концептов назывался «Мишки-убийцы», это были мишки Тэдди с огромными зубами и когтями. У Эда было куча сумасшедших идей.

Однажды Эд показывал какому-то потенциальному инвестору свою мастерскую, и привел его в комнату Джорду (молодой скульптор жил прямо в мастерской). И, входя, он обронил: «это наш главный скульптор». Шеллу очень польстило, что его кумир назвал его  главным скульптором.

Несмотря на те деньги, что там платили, и несмотря на то, что Джорду работал на своего кумира, он опять соскучился по дому.

Он сам признается, что в те времена был маменькиным сынком, поэтому, когда контракт на три месяца истек, он засобирался домой. Эду очень не хотелось отпускать талантливого парня, и он сильно обиделся. Он до последнего момента уговаривал Джорду остаться, перепробовал все методы, даже угрозы, но ничего не помогло – Джорду вернулся в Филадельфию.

В итоге, за исключением пары компаний, Джорду умудрился поработать на каждую из тех фирм, работами которых он восхищался в юности, и от каждой он чему-то научился.

В 1989 году Джорду Шелл со своими масками отправился на другую конвенцию — в Олбани, где познакомился с человеком, который собирался работать вместе со Скриминг Мад Джорджем (Screaming Mad George) в Лос-Анджелесе, и ему понравились маски Шелла. Он сделал несколько снимков, чтобы показать Джоржу.

Через несколько недель Джордж позвонил Шеллу с предложением поработать над фильмом под названием «Невеста Ре-Аниматора», и даже выслал сценарий. Так Джорду Шелл начал свою голливудскую карьеру.

Джордж встретил Джорду в аэропорту Бурбанка. Он сказал, что его будет легко опознать, потому что у него синие волосы. Но за ночь до встречи он вдруг решил их перекрасить в черный.

Джорду его все равно узнал — у того была подводка на глазах и тени на веках! Скриминг Мад сразу потащил Джорду в свою мастерскую, где тот с восторгом разглядывал его работы. И тут Джордж, со словами «Давай покажу тебе глину, с которой работаю, ты наверняка про такую не слышал», достает нечто под названием  WED clay и показывает ее новичку. Именно ее они использовали для полноразмерных скульптур. «Давай, слепи что-нибудь» — говорит Джордж. Джорду был в ужасе – он в Лос-Анджелесе всего двадцать минут, а  его уже просят что-то слепить из материала, который я видит впервые в жизни. Ему пришлось очень долго привыкать к этой глине, зато сегодня – это его любимый скульптурный материал. Возможно, он последний скульптор в индустрии спецэффектов, который использует этот материал в своей работе.

«Скриминг Мад Джордж очень креативен, когда дело доходит до дизайна персонажей, и очень добр к новым талантам, которых нанимает — говорит Джорду. — Но потом он очень требователен к любому своему подопечному, это оттого, что он хочет, чтобы ты сделал лучшее, что можешь, и отдал всего себя искусству. Остальные мастера своего дела тоже требуют полной отдачи себя мастерству и работе».

Это была суровая школа, и Джорду ее прошел.

Джордж поверил в этого зеленого юнца из Филадельфии, который раньше никогда не работал в кино, и дал ему шанс. Следующие два-три года в индустрии были для Шелла кошмаром: денег вечно не было, а голливудская закулисная политика давалась ему с трудом. Все свои пожитки он оставил в Филадельфии. Но, несмотря на это, он принял вызов и остался, даже не думая  о возвращении.

С тех пор Джорду делал разные заказы для кино. Первой его работой, как уже выше отмечено, была «Невеста Ре-Аниматора», там он делал все: от костюмов до масок и накладного грима.

Сразу после окончании работы над «Невестой» его нанял Стэн Уинстон (Stan Winston), который собирался делать «Хищника 2». На этом фильме Джорду лепил ноги монстра и несколько его жертв – человеческих тел без кожи — а также раскрашивал накладной грим и костюмы. Ему даже поручили раскрашивать костюм хищника идентично тому, что был в первом фильме.

Потом он был ассистентом у Дейва Андерсона (Dave Anderson) на фильме «Эдвард Рукиножницы», и помогал делать слепок с рук Джонни Деппа, это было прикольно. Компания очень веселилась в процессе. А после того, как его контракт с Уинстоном истек, его нанял Стив Уонг (Steve Wang) и Скриминг Мад для работы над фильмом «Гайвер». Стив давно был одним из кумиров Джорду.

Со Стивом Шелл тоже познакомился необычно – просто встретил его в супермаркете.

Не постеснялся, подошел к нему и сказал, что балдеет от работ Стива, и очень хотел бы показать ему свои творения. Стив был очень мил, и с удовольствием поболтал с парнем. В процессе разговора выяснилось, что они живут напротив друг друга — в буквальном смысле – через дорогу. Но это был канун Рождества, и у Стива намечались семейные дела, поэтому он попросил позвонить ему после праздников. Никогда еще Джорду не ждал окончания Рождественских каникул так сильно. Стив сдержал слово, и пришел посмотреть на работы.

Джорду Шелл жил очень по-спартански, в его доме не было мебели — зато было много свободного пространства. Они сидели на полу и болтали, а Джорду все не верил, что его кумир сидит в его квартире.

Стиву Уонгу понравились работы Джорду, и он взял его работать на «Гайвер». У Стива Джорду тоже многому научился: как мастерить костюмы, из каких материалов. Это был колоссальный опыт. Для «Гайвера» Джорду сделал монстра, похожего на слона, и сейчас считает эту работу ужасной. Но это была его первая большая работа в кино.



Концепт-макет для фильма «Люди в черном»


Позже он работал над разными проектами, например, для одного из фильмов франшизы «Звездный путь» он сделал маски альенов и пару прикольных инопланетных ног. Потом ему пришлось поработать кукольником на «Бэтман возвращается». Он управлял кукольными пингвинами. А однажды ему позвонили из студии  Optic Nerve,  они собирались делать альенов к телесериалу  “Вавилон-5”. Это еженедельный фантастический сериал, в котором было множество инопланетян разных калибров. Для этого проекта Джорду делал маски альенов, грим, костюмы и приспособления — все, что просили. Работы здесь было много. Правда, после окончания первого сезона Джорду ушел из этой студии, посчитав, видимо, что нового опыта достаточно.

Через некоторое время он пошел работать в компанию под названием  SOTA FX, и работал над телесериалом «Ох, уж эта наука!»

После Джорду работал у Рика Лазарини (Rick Lazarrini) – эта студия снимала рекламу. А потом моя судьба снова переменилась, Эдди Янг (Eddie Yang), с которым он познакомился на «Гайвере», позвонил узнать, не свободен ли Джорду, случаем. Рик Бейкер нанимал людей для какого-то проекта. Конечно, для Рика Бейкера Джорду был свободен!

Он был очень разочарован, что на собеседовании с ним разговаривал не Рик. Но Бейкер в это время был на съемочной площадке «Чокнутого профессора», и Джорду предложили вернуться через пару часиков, если тот хотел застать Мастера. И он вернулся – так ему хотелось, чтобы его портфолио посмотрел сам Рик Бейкер! Рик смотрел долго, очень долго, и внимательно. Джорду жутко нервничал, ему казалось, что он камни ворочает. Но когда Рик закончил, он закрыл альбом и сказал: «Классно! Какую зарплату просишь?»

Джорду был в полном восторге. А еще Рик сказал, что на днях встречается в Нью-Йорке со Стивеном Спилбергом, и предложил полететь с ним — сделать несколько дизайнов прямо там, на встрече. Джорду был на седьмом небе. И вот он уже в Нью-Йорке, дома у Спилберга, они обсуждают идею фильма «Люди в черном», для которого нужно сделать хренову тучу всяких альенов…



Макет твари для фильма «Туман»


Сегодня у Джорду есть своя школа, где он учит всех желающих скульптуре и множество заказов от разных студий.

Он все еще любит кино, хотя, считает, что работать по другую сторону камеры  — не очень веселое занятие.

«Многие режиссеры душат творчество, — говорит он. – среди них очень мало тех, кто точно знают, что хотят, и выставляют требования из каких-то эстетических соображений. Гораздо больше тех, кто просто тешит свое эго,  желая непременно вставить свои три копейки в чужой труд.

Здесь важно помнить, что ты — коммерческий художник, когда работаешь над фильмом. Эта работа сильно отличается от работы свободного художника. Нужно помнить, что твое творчество – часть большой идеи. Самое ужасное — это когда ты творишь что-то реально стоящее,  а парни из производственного отдела говорят: «нет, хотим глаза пошире, и розовую шкуру». И тебе приходится все менять. Это ужасно. Но это — реальность коммерческой работы в кино».


Концепт-макеты для фильма «Хроники Нарнии. Принц Каспиан»



А еще Джорду сокрушается, что номинации и награды в кинобизнесе получают только владельцы студий или гримеры, которые работают с актерами на съемочной площадке, а не те люди, которые реально делаютмакеты, льют формы и создают экранный образ персонажа, работая, порой, по десять-двенадцать часов в матерских. Этих, реальных создателей всей кинокрасоты часто забывают даже указать в титрах.

Сейчас Джорду немного сократил свою работу для кино – ему очень нравится учить молодежь своему ремеслу. Но заработки в школе не очень большие – их хватает только на оплату аренды здания и текущие расходы, поэтому брать коммерческие заказы на концепт-арт приходится…


Концепт-макет Нейтири


С «Аватаром», например, у него тоже сложилось не сразу. Изначально его наняли делать концепт-арт, и, поработав некоторое время, он понял, что это «не его», и ушел. Но потом его позвали снова – на этот раз не рисовать, а делать скульптуры. И Джеймсу Кэмерону  сразу понравилась работа Джорду. Так он слепил всех На`Ви – 15 макетов – и несколько других тварей, основанных уже на концепт-дизайне других художников.


 

Контакты


Наш Facebook: facebook

Кто на сайте

Сейчас 52 гостей онлайн