Баннер
Крис Корбоулд и реальная магия на площадке

С семнадцати лет Крис принимает участие в создании киномагии. Поскольку в институтах этому не учат, все премудрости профессии можно узнать, только работая на площадке.

Корбоулд был подмастерьем техника на фильме «Шпион, который любил меня», а позже его снова позвали в бондиану – уже в «Мунрейкер». Там он работал с Дереком Меддингсом (Derek Meddings) над созданием космических сцен в миниатюре.

Но только в 1980 году Корбоулд был впервые указан в титрах фильма – важное событие для работников закадрового цеха. Это был фильм «Сатурн 3». Дальше его работа была связана с лентами покрупнее: «Супермэн 2», «Супермэн 3» и «Крулл».
         
 В итоге, Корбоулд сделал 13 фильмов об агенте 007, включая два последних: «Казино «Ройяль» и «Квант милосердия».  Сегодня его лицо известно любому киноману, Крису даже иногда хочется неизвестности, он считает, что зрителю его работа покажется более волшебной, если  люди не будут знать о нем и его обязанностях на площадке.

Время шло, и модели Корбоулда становились все больше и больше. Например, венецианский дом, который Крис заставил тонуть для  «Казино «Ройяль», это 12-метровое здание. Оно было настолько реальным, что рецензенты подумали, что это было CGI.

У Корбоулда одна номинация на «Оскар» (за «Темного рыцаря») и шесть номинаций на BAFTA (за «Золотой глаз», «Мумию», «Бэтмен: Начало», «Казино Ройяль», «Темный рыцарь» и «Квант милосердия»).

Этот лондонец – известное лицо в Голливуде. К нему обращаются все, кому нужна реальная магия на площадке. Он может поставить погоню с танком в Сант-Петербурге («Золотой глаз») или перевернуть огромный грузовик на узкой улице в Чикаго («Темный рыцарь»), а также построить работающий Бэтмобиль, которому не понадобится компьютерная постобобработка.




Сцена с грузовиком для «Темного рыцаря»


Это была самая крутая спецэффектная сцена в кино. Крис Корбоулд рассказывает, как его команда впервые в истории кино заставила 15-метровый грузовик перевернуться через кабину.

Планирование


Режиссер Кристофер Нолан не любит хромакей. Если он может снять это «живем», то он снимает это «живьем». Над этой сценой было проделано много работы, и Крис все равно сомневался, можно ли такое сделать. «Но я надеялся, что эту сцену уберут из сценария, - смеется он. – Тогда мне не придется признаваться, что я очень волновался».

Мощность


«Мы построили трамплин на жидком азоте — мощный поршень, который выстреливал вниз, в землю, и переворачивал грузовик. Мощность поршня достигала 12 тонн. Я слышал его звук и видел, как красиво летел кузов».

Точность


«Каскадер вел машину на скорости 35 км в час, когда устройство сработало. Кабина была укреплена сталью, которая должна была защитить человека.  Поскольку кузов был коробкой, он сам исполнял роль подушки. Прицеп был закреплен намертво, и ему только-только хватило направления, чтобы двигаться прямо. Это было главное, из-за чего я  потерял сон. Это было ужасно».

Результат


«Звук, который я надеялся не услышать – это звон разбитого стекла. Если бы грузовик упал хоть немного вбок, у нас были бы проблемы. Он не отклонился ни на градус, и мы сорвали аплодисменты съемочной группы».

Коридоры «Начала»

Не менее монументальным было построение для «Начала».


«Это 35-метровая конструкция из металла и дерева с короткими коридорами, уходящими в две стороны, - рассказывает он. – И эта конструкция вращается со скоростью шесть оборотов в минуту. У нас главные актеры снимают там боевую сцену. Одну секунду ты на полу, в следующую – пол превратился в стену, и ты идешь по стене, а потом – по потолку. Если ты замешкался, можешь упасть, в худшем случае это падение с четырехметровой высоты». Плюс ко всему там были камеры, одна прицеплена к левой стене, и ее нужно избегать во время действия.

Он очень скромный, и описывает свои конструкции для «Начала», как «гэги» - это включает лобби гостиницы и бар, размером 25 на 18 метров, который мог наклоняться под углом в 30 градусов.
«Это не «Титаник», это был какой-то странный угол, просто для того,чтобы жидкости вели себя странно». И странные сюрреалистические взрывы, которые Нолан хотел видеть без дыма и огня. «Мы использовали жидкий азот под давлением».  Корбоулд уже подписан на следующий фильм франшизы «Люди Х», а позже он снова будет работать у Нолана на третьем «Бэтмене».  Ему очень дороги эти взаимоотношения. «Я знаю, что у  него в голове, когда он задумывает сцену, - говорит он про Нолана. – И моя цель – превзойти его ожидания».



Он считает, что реальные спецэффекты дарят фильму то, чего CGI дать не может. «Когда за актером раздается реальный взрыв, реакция у него совсем другая, нежели, если бы кто-то просто крикнул «Взрыв!», а перед актером на самом деле был только синий экран», - улыбается он.


 

Контакты


Наш Facebook: facebook

Кто на сайте

Сейчас 114 гостей онлайн