Баннер
Рождение «Пастыря»

Место действия — пост-апокалиптический мир американского «Дикого Запада». В этом на первый взгляд знакомом и в то же время оригинальном мире сливается давящая готика, пост-атомная пустыня и восточные единоборства.

Истоки

Созданный Кори Гудманом сценарий «Пастыря» уходит корнями в мир современных комиксов, и вместе с тем — в мир классического кино.
Изначально идея пришла из одноимённой 16-томной серии комиксов корейского художника Мин-Ву Хена. В США эта серия вышла в издательстве комиксов “TokioPop”. Слово продюсеру и представителю издательства Стюарту Леви: «В “Пастыре” сочетаются западный и азиатский стиль комиксов. И коль скоро Мин-Ву Хену очень интересно кино, вся его работа изначально очень кинематографична».
Стюарт Леви: «Гудман отталкивается от исторической природы этой серии комиксов и создаёт на её основе мир пост-апокалиптического будущего. Ему удалось многое позаимствовать у Мин-Ву и создать нечто совершенно оригинальное и новое. В фильме соединились таланты этих мастеров: цветовая гамма и стиль Мин-Ву Хена и персонажи и сюжет Кори Гудмана. Это тот случай, когда один плюс один даёт три.
Кроме того, Гудман почерпнул идею из классического вестерна «Искатели» с Джоном Уэйном, Джеффри Хантером и Натали Вуд режиссёра Джона Форда. Этот фильм вдохновляет кинематографистов уже несколько поколений с момента его выхода в 1956 году. В нём ветеран гражданской войны в США отправляется на поиски своей племянницы, захваченной индейцами во время набега. В 2008 году Американский институт кино назвал этот фильм величайшим вестерном Америки. Он оказал влияние на многих режиссёров, от Дэвида Лина до Мартина Скорсезе и Стивена Спилберга.
«Я обожаю Джона Форда, и особенно его “Искателей”, — рассказывает Гудман, — В мире и персонажах Форда есть ощущение мифического. Я ориентировался на это ощущение, говоря о персонажах и о том, насколько простой должна быть история в фильме. И в то же время у них есть глубина и сложность. Мне показалось, что будет здорово перенести эту историю в новый мир, где будет поменьше Джона Уэйна и побольше вампиров».
Как и в «Искателях», в «Пастыре» всё начинается с похищения девушки. Слово Гудману: «Люси — уроженка маленького города посреди пустыни. Она мечтает увидеть мир за пределами этого города и этой пустыни. Тут появляются вампиры и они ей показывают такой мир — но это явно не тот мир, который она хотела бы увидеть. Из-за её похищения главный герой фильма, Пастырь, должен покинуть город, чтобы разыскать её и спасти».
Продюсер Митчела Пек заинтересовался историей о мире, полуразрушенном многовековой войной между человеком и вампирами. Ситуация напоминала сцену из голливудского фильма. Однажды поздно  ночью Пек играл в покер со знакомыми: «Я задал обычный для деловой публики Голливуда вопрос: “А вы случайно не читали чего-нибудь хорошего в последнее время?” Один из игроков рассказал о сценарии про вампиров в пост-апокалиптическом обществе под контролем церкви».
Как говорит сам Пек, он не любитель научной фантастики или ужасов, но от истории Гудмана просто не мог оторваться: «Кори соткал полотно из очень интересных и необычных идей, и читать сценарий было очень приятно. Персонажи очень хорошо прописаны, и действие разворачивалось в понятной и близкой зрителю обстановке. В ней была элегантность и одновременно глубина, которые редко сочетаются. И с каждой страницей становилось всё лучше и лучше».
Пек оперативно получил опцион на сценарий и принялся за работу с Гудманом. Перед ними стояла задача соединить традиции вестернов и самурайских фильмов: «“Искателей” считают классикой американского кино. И режиссёр Джон Форд, и актёр Джон Уэйн в этих фильмах используют свой творческий потенциал на максимум. Кори насытил сценарий этой силой и дал ему новую жизнь. Истинный киноман непременно узнает в этом фильме классическую сюжетную схему, но у Кори было и немало оригинальных идей, которые он реализовал».
Благодаря поддержке Creative Artists Agency сценарий Гудмана дошёл до продюсерской компании Майкла Де Лука на базе Sony Pictures. Там этот сценарий попал в руки Джошу Братману, ставшему исполнительным продюсером фильма: «В работе редко встречается настолько сочный и насыщенный сценарий. В этом смысле “Пастырь” нас захватил уже с первого листа. На протяжении ста страниц я не мог оторваться от этой истории и этого мира. Даже если вы не читали этот комикс или вообще не любите комиксы, вас очарует эта смешанная вселенная».
Он передал сценарий продюсеру Майклу Де Лука, которого эта смесь вестерна и вампирского кино заинтересовала ничуть не меньше: «У Гудмана в сценарии было по чуть-чуть всего, что мне нравится в кино: пост-апокалиптический мир “Безумного Макса 2” и дух “Бродяги высокогорных равнин”. А вампиры — вообще отдельный большой жанр».
Производство фильма поручили компании Screen Gems в составе Sony. Эта ведущая компания по производству жанрового кино взяла на себя как съёмки, так и маркетинг и продажи фильма. По масштабу и охвату это самый амбициозный фильм в истории Screen Gems.
«Пастырь» — вторая режиссёрская работа Скотта Чарльза Стюарта после апокалиптический картины «Легион» 2010 года, также произведённого в Screen Gems. Слово Майклу Де Лука: «“Легион” нас поразил. У Скотта огромный опыт работы в области спецэффектов, и он знает, как создать интересный и будоражащий визуальный стиль. Но и в то же время он внимательно относится к сюжету, и у него складывается отличное взаимопонимание с актёрами. Он отличный во всех смыслах».
Стюарт знает о видеоэффектах не понаслышке: он был со-основателем одной из успешных компаний видеоэффектов «The Orphanage». К тому же, он знает толк в создании новых миров. «Скотт Стюарт — визионер каких мало, — рассказывает Глен С. Гейнор, вице-президент и глава отдела физического производства в Screen Gems, выступивший на фильме в роди исполнительного продюсера, — «Он мастерски владеет языком того кинематографа, в котором работает. Создать мир — это, безусловно, огромная и сложная задача. В этом фильме каждый кадр — это картинка из параллельного мира, который существует в голове Скотта».
Ещё до начала работы над фильмом Стюарт был знаком как с комиксом издательства TokyoPop, так и со сценарием Гудмана: «Я, — рассказывает Стюарт, — давно этот сценарий приметил, и мне он очень нравился. У Кори получился волшебный мир, и волшебство в нём очень необычное и интересное. К тому же, он нарисовал очень живых и привлекательных персонажей. Я сосредоточился на том, чтобы у сценария была какая-то связующая эмоция и тематический фокус».
Стюарт начал делать акценты на том, что в нём самом находило отклик: «Я понял, что это история о том, как люди идут на жертвы. В частности, это фильм о солдатах, которые отправляются на войну за правое, как им кажется, дело, но эта война ломает их судьбы. Общество живёт своей жизнью и больше не нуждается в них, поэтому они возвращаются не героями, а изгоями. С пастырями случилось то же самое».
Здесь, как он считает, уместна аналогия с последствиями войны во Вьетнаме. «Пастыри спасли человечество. За это они пожертвовали своими семьями и своими личностями — у них даже нет имён. Они вернулись с войны, сменилось всего одно поколение, и мир уже не так прекрасен, каким он был раньше. И за это они сражались? Эта тема жертвенности стала для меня главной в фильме».
До начала съёмок фильма создатели пошли к автору комикса Мин-Ву Хену за благословением. Он прилетел в Голливуд из Кореи, чтобы встретиться с командой фильма и посмотреть на эскизы и концепт-арт. Слово Стюарту Леви: «Меня тревожило, что у него будут совершенно другие ожидания от фильма. Он ведь очень серьёзно расходится с источником. Скажем, время действия фильма — далёкое будущее; а у Хена всё происходит в прошлом. И мы волновались, как он отреагирует на наши идеи. Вообще, Мин-Ву серьёзный и напористый человек; он посмотрел на зарисовки и сразу всё понял. А так как он знал, что Скотт был одним из основателей Orphanage, он не сомневался в результате. Мы восхищаемся их работой, и я был уверен, что у Скотта получится привнести в фильм его уникальное видение».
Кроме того, у Мин-Ву Хена и издательства “TokioPop” появилась идея создать новую серию комиксов — Чистилище пастырей (Priest Purgatory). Как говорит Стюарт, «в ней раскроется предыстория нашего фильма. Будет рассказано много историй из прошлого этого мира: войны вампиров и их происхождение, жизнь Пастыря и его товарищей в молодости… Не буду раскрывать всех карт, но вот подсказка для поклонников этой серии: ключевой объект из исходной истории — это Домас Порада».

МИР «ПАСТЫРЯ»

Известно лишь то,
Что всегда был человек
И всегда были вампиры

Для фильма «Пастырь» Кори Гудману и Скотту Стюарту нужно было создать продуманную предысторию о том, как такой похожий на наш (и вместе с тем — совершенно чужой) мир стал полем боя двух видов, сражающихся за выживание — человека и вампира.
Слово продюсеру Митчелу Пеку: «Люди и вампиры ведут эту войну много веков. И обычно у человека хватало сил победить вампиров, но когда природных ресурсов стало не хватать, люди пустили в ход атом — и не против вампиров, а против других людей. Планета пострадала, человечество ослабло, и в этот момент вампиры нанесли удар».
Столкнувшись с этой страшной и явно нечеловеческой силой, люди спрятались в города, обнесли их стенами, и править ими стала церковь. Чтобы дать отпор вампирам, церковь обучает специальных бойцов: элитных, ловких и устрашающе умелых убийц. Их стали называть пастырями. Слово Стюарту: «Пастыри в фильме — это не священники из нашего мира. Они больше похоже на джедаев. Они солдаты церкви, обученные сражаться против вампиров и имеющие особые навыки. И хотя стать таким пастырем может показаться безумно привлекательным, на деле тебя отлучают от твоей семьи и запрещают иметь с кем-либо близкие отношения. В какой-то степень это монашеский обет».


Будущих пастырей церковь находит ещё детьми. Их забирают в церковь, и они посвящают свою жизнь уничтожению вампиров. Их боевой стиль — смесь реальных боевых искусств и сверхъестественной способности, которую создатели фильма называют концентрацией. Слово актёру Полу Беттани: «Мы можем раздвинуть границы человеческих способностей. С помощью молитвы мы можем замедлять мир вокруг нас, двигаясь при этом на одной скорости. Снаружи кажется, что всё происходит невероятно быстро, но на самом деле это мир становится медленнее».
Продюсер Майкл Де Лука обращает внимание на то, что эта «концентрация» — дань многим старым фильмам, в том числе «Звёздным войнам» и «Матрице»: «Эта дзенская способность контролировать связь тела и разума уже стала своего рода штампом в этом жанре. В нашем фильме мы говорим, что это навык “единения с дланью господней”, владение физическим пространством, позволяющее определённым людям совершать на первый взгляд сверхъестественные вещи».
Пастыри смело и яростно сражались, и им удалось побороть вампиров. Немногих уцелевших заточили в особые охраняемые резервации. И после этого пастырям нужно было вернуться в общество, которое они спасли. Война закончилась за несколько лет до событий фильма, и повсюду всё ещё царит разруха, и пустыня простирается, сколько хватает глаз. Большая часть мира — ядовитые пустоши, большая часть человечества всё ещё живёт в городах под покровительством церкви».
Слово автору сценария Кори Гудману: «Эти города — тоталитарная антиутопия. В нашем мире пастырь был бы спецназовцем: жёстким, злым, но в то же время одарённым и умелым убийцей вампиров. Пастыри спасли человечество, они положили конец войне, и как только она закончилась, они же и оказались на дне общества».
Стать полноценной частью общества им мешает печать пастырей — татуировка креста на лице. По ним сразу видно, что человек — пастырь. «Крест на лице, — рассказывает Гудман, — ассоциируется у людей с грехами той войны. А самим пастырям это напоминание того, как он опустился после войны. Это несмываемое пятно, но вместе с тем это и объект гордости».
В одной из сцен в начале фильме маленький мальчик, не знающий толком о войне, спрашивает Пастыря, не больно ли ему ходить с этой татуировкой. «Вот почему я хотел сделать этот фильм, — рассказывает Стюарт, — а не из-за экшна и эффектов. Мы с Полом Беттани много говорили об этой сцене. У пастырей множество талантов и способностей, они очень духовные люди, но их соотечественники избегают садиться с ними рядом в автобусе и сторонятся их на улице. Они выполняют грубую тяжёлую работу, потеряв все связи с другими людьми. Даже дети смотрят на них как на диковинку. В этой сцене мы показываем, как Пастырю хочется быть частью общества».
Противники пастырей так же отличаются от их обыденного представления в литературе, как и сами пастыри. Как рассказывает продюсер Майкл Де Лука, они хотели не брать традиционный готический или романтический образ вампира, а вернуться к идее о том, что вампиры — это страшные создания. «Наши вампира — производная раса, они куда больше похоже на летучих мышей, чем на людей».
У них влажная полупрозрачная белёсая кожа, острые когти и клыки… Они скорее похожи на Носферату Макса Шрека, чем на Эдварда Каллина в исполнении Роберта Паттинсона. Слово Гудману: «Ни один человек в здравом уме не захотел бы поцеловать это…»
Вампиры “Пастыря” живут и размножаются в огромных подземных ульях, теряя человеческий облик. «Мне, — рассказвает Гудман, — понравилась мысль, что они могли бы жить, как насекомые. Эти существа — часть природного ландшафта, но и в то же время это потусторонние твари. Вспоминаются пейзажи моего любимого Джона Форда, но с устрашающим оттенком».
Вампиры для фильма были созданы известным художником и дизайнером персонажей Четом Заром. Они появляются только в сценах с компьютерной графикой, что позволило Стюарту делать с ними самые неожиданные вещи: «Как только мы могли не думать о практической стороне вопроса, мы моги делать с ними что угодно. Мы сделали их гуманоидами, прожившими в темноте многие сотни поколений, и потому утратившие глаза. Они двигаются очень непредсказуемо, и они куда быстрее людей. Под кожей у них виден скелет, и он сильно отличается от нашего. Они обладают нечеловеческими пропорциями, а также тонким слухом и обонянием, чтобы ориентироваться без зрения».
Легенды о вампирах тоже пришлось переиначить. К примеру, если человека укусил вампир, но человек выжил, он не становится вампиром сам. Он становится вампирским рабом: бледным, болезненно выглядящим безволосым существом, который работает на вампиров днём, пока хозяева спят. Больше всего Пастырь боится, что Люси станет одной из них. От этого нет лекарства, и лучше убить человека, чем обрекать его на такое существование.
Слово Полу Беттани: «В этих вампирах есть что-то пугающее и волнующее. Конечно, вечная жизнь — весьма заманчивая вещь, но вампиры — это что-то совершенно новое».

ЗЕМЛЯ В РУИНАХ: ПОСТ-АПОКАЛИПТИЧЕСКИЙ МИР


Чтобы воплотить на экране режиссёрское видение пост-апокалиптического мира, Скотт Стюарт собрал команду из очень сильных специалистов. В их числе — арт-директор Дон Бёрджесс, художник-постановщик Ричард Бриджлэнд и режиссёр по спецэффектам Джонатан Ротбарт.


Ричарду Бриджлэнду не впервой создавать научно-фантастические пейзажи. Он приложил руку к таким стильным фильмам как «Чужой против Хищника» и «Обитель зла». «У Скотта, — рассказывает Ричард, — очень чёткое понимание, какой мир он хочет увидеть. Эта история не нарисована в комиксах, так что нам был дан зелёный свет создавать тот мир, который мы хотим. Я мог бы двигаться в любом направлении, но Скотт меня сразу направил в сторону пост-индустриального мира, который был бы узнаваемым для зрителя, но в то же время где мы могли бы накрутить чего-то своего. Если ты дизайнер, ты с радостью берёшься за такую задачу, особенно когда это позволяет сюжет и сценарий».
Первое указание Стюарта — делать город в промышленном стиле. Слово Бриджлэнду: «Всё, что мы хотели показать на экране, должно было носить отпечаток тяжёлой промышленности, в том числе и церковь. Высшие церковные чины хоть и живут в отдельной части города, намного более чистой, но она всё равно промышленная. Вокруг города должна быть одна сплошная мёртвая пустыня, чтобы показать, что в последней войне против вампиров произошла катастрофа, погубившая природу. Мы специально искали такие места, где не будет ни деревьев, ни травы, ни любых других растений».
Одна из первых кадров фильма — силуэт женщины на пороге дома, как это было в известном фильме «Искатели». На удалённом аванпосте посреди пустоши живёт небольшая семья, и за ужином на них нападает свора вампиров. В этой сцене задаётся особый вневременный тон: «Похоже на тридцатые годы прошлого века, но в то же время тут есть и геотермальные панели отопления, ветряные турбины и футуристические устройства весьма потрёпанного вида. И вокруг — совершенно опустошённая местность, насколько хватает глаз».
За чертой города мир превратился в пустыню. Природу полностью уничтожила война. Слово Фитсджеральду: «Было очень непросто найти пустыню без какой-либо растительности, чтобы получилась эпическая картинка. Когда мы находили такие места, мы могли снимать совершенно эпохальные сцены с силуэтами одинокого человека на фоне безжалостной пустыни».
Как говорит режиссёр Скотт Стюарт, «Люди, решившие жить за стенами города, хотели избавиться от всевидящего ока церкви и жить свободнее, без гнёта Монсеньоров. Они выбрали пустошь, хотя это и территория вне закона».
Атмосфера промышленно-теократического фашизма в Пятом городе берёт своё начало в визуальных образах отдельных районов Гонконга и Восточной Европы во времена СССР. «Это город, окружённый стеной. Один из многих городов, в которых люди спрятались во время войны, — рассказывает режиссёр, — Здесь всюду трубы и дымоходы, и трубы к дымоходам, и дымоходы от труб к другим дымоходам. Самое высокое здание— собор в центре города, и из него к небу величественно простираются трубы».
«Всюду здесь, — продолжает Скотт Стюарт, — висят видеощиты, по которым с утра до вечера крутят политинформацию о том, что бог, церковь и город защищают тебя от всех бед, поэтому не задавай лишних вопросов и продолжай подносить уголь к печам».
Люди в городе живут в постоянной тьме, по уши в саже и с чёрными хлопьями сажи, опускающимися с неба. В пустыне солнце светит всё время, а в городе — никогда».
Слово актёру Полу Беттани: «Город как будто из романа Джорджа Оруэлла, он ужасно холодный. А пустошь, в то же время, удивительно безжизненная, и это на удивление очень красиво. Я никогда в жизни не видел таких мест. Такое ощущение, что попал в фильм Джона Форда».
Чтобы тщательно смешать реальные и виртуальные части фильма, вместе со Скоттом Стюарт