Баннер
Гранд Мастер и эволюция концепт-арта «Звездных войн»

Ральф МакКуорри по праву считается одним из лучших кинохудожников своего времени. Его работы давно стали классикой. А вклад этого человека в создание любимой миллионами Саги нельзя переоценить - его работы стали той гирькой, что перевесила чашу весов, подарив жизнь «Звездным войнам».


К середине 1974 года вторая версия сценария «Звездных войн» была написана, но студия все никак не могла определиться, сколько же будет стоить производство фильма, потому что никто не знал, как он будет выглядеть. На самом деле в «Фокс» надеялись, что фильм вдруг неожиданно рассосется сам, что Лукас перестанет их донимать и исчезнет с горизонта. Дело в  том, что самый успешный фантастический фильм того времени - «2011: Космическая одиссея», снятая в 1968 году, окупилась только в середине 1975 года и студии были крайне скептически настроены по отношению к любой другой космической фантастике.

«В 1968 году я работал аниматором в одной промышленной фирме, и нашим клиентом была компания Boeing, - вспоминает Хэл Барвуд, геймдизайнер и друг Лукаса. – Тогда они разрабатывали дизайн сверхзвукового самолета.  И во время этой работы я познакомился с промышленным дизайнером по имени Ральф МакКуорри, который делал потрясающие работы. Несколько лет спустя мы с Мэттью Роббинсом нашли его в Лос-Анджелесе и попросили сделать дизайны для фильма «Звездный танец». В тот день, когда мы собирались пойти посмотреть результат, Джордж напросился с нами». На дворе был 1973-й.

Ральф МакКуорри родился 13 июля 1929 года в городке Гэри штат Индиана (США). После окончания школы он учился в колледже Искусств  и в 1950 году его приняли на работу в компанию Boeing в Сиэтле, где он оказался самым молодым из пятидесяти дизайнеров. Сразу же после его призвали в армию, и он даже побывал на линии фронта во время корейского конфликта. Там он был ранен в голову, и если бы пулю в конце концов не остановил подкладка шлема, то не видать бы нам никаких «Звездных войн». После демобилизации он вернулся в Boeing и заодно поступил в Арт центр, где изучал промышленный дизайн и рекламу. В начале 60х Ральф переехал в Лос-Анджелес, где работал в компании Reel Three и делал иллюстрации для трансляции миссии «Аполлона» на CBS News.  Вот за этой работой и нашел его Хэл Барвуд.
Забавно, что художник, изменивший внешний вид кинофантастики, никогда не интересовался этим жанром раньше. «В детстве я читал комикс про Бака Роджерса, но не считал его чем-то серьезным, - вспоминает он. - Я работал в Boeing, «болел» самолетами и космическими кораблями, слегка интересовался фантастической архитектурой, но никогда не думал начать ее рисовать сам. Мне понравилось рисовать для Хэла и Мэтта настолько, что я подумал, вот, где мое место. Так неожиданно я нашел себя». Еще один интересный факт: тогда в 1975-м над «Звездными войнами» трудились ребята, чей средний возраст не превышал 30 лет. Но первым работником еще несуществующей компании ILM был  45-летний художник Ральф МакКуорри, ставший исключением в статистике студии. Это был ноябрь 1974.


«Джордж посмотрел на работы, которые я сделал для Хэла и Мэтта, - рассказывает Ральф, - и ему понравилось. Он рассказал мне о своей идее и спросил, не будет ли мне интересно сделать концепты для фильма о войне в космосе. Еще тогда я подумал, что это очень амбициозно.  Мы попрощались, и я не ожидал когда-либо увидеть его снова. Но пару лет спустя он опять появился – уже со сценарием и предложением по зарплате – и спросил, будет ли мне интересно сделать картины подобные тем, что я делал для Мэтта и Хэла. Я ответил согласием».
Тогда Маккуорри должен был написать пять картин, которые помогли бы заручиться финансированием ленты.
«Я так понимаю, что студия находилась в непонятках по части бюджета, - вспоминает Ральф. – И мои работы должны были заменить объяснения на пальцах и размахивания руками. И если работы понравятся стороны приступили бы к переговорам о бюджете».

Теперь у МакКуорри разрабатывал дизайны истребителей, Звезды смерти, костюма Вейдера и облика персонажей.



Почеркушки Лукаса, с которых началась работа над концептами.


Поскольку в сценарии все это не описывалось, он делал свои рисунки по описаниям Лукаса, как бы тот хотел увидеть придуманный им мир. Кроме того, сценарий все время менялся, поэтому рисовать, опираясь только на него, смысла не было.  «Ральф был тихим, будто его там нет, - вспоминает ассистент Гэри Курца Бани Олсап. - Он просто слушал и впитывал. Потом они что-то возбуждено обсуждали».
«Я сидел с карандашом в руке и мечтал, - вспоминает Ральф, – выдумывая самые гротескные образы. Джордж приезжал каждую неделю-полторы, и смотрел результат. Потом мы обсуждали, что он хотел увидеть, и что поправить в готовых работах, если они ему нравились».
«У меня был список из десяти работ, которые я хотел бы увидеть полностью законченными, - рассказывает Лукас. – Мы начинали с наброска, потом я вносил изменения, он рисовал его снова. И когда я понимал, что мы уже почти нашли, что искали, Ральф делал большой набросок, из которого потом рождалась полноценная картина. Я вносил последние корректировки и потом он писал картину. Ральф вкладывал в работы огромное количество деталей, текстур и элементов. Я только рассказывал ему, зачем эти приборы или машины, что они делают, и показывал референсы. Иногда сразу получалось замечательно, иногда мы возвращались и переделывали. Я доверял ему полностью».



Наброски для C3PO.


«Джордж хотел, чтобы картины выглядели бы как кадры фильма, - продолжает вспоминать МакКуорри. - Ему была нужна идеальная картинка. При этом он не задумывался о том, сколько будет стоить перенос их на экран, но просто хотел увидеть то, что сидело у него в голове. Наверное, Джорджа стоит назвать соавтором этих концептов, потому что он тоже принимал участие в их создании».



Один из поздних концептов для R2-D2.

Всего МакКуорри сделал 21 концепт-иллюстрацию. Он писал гуашью, акварелью или комбинировал гуашь и акрил. В результате встреч с Лукасом появились пять ключевых картин, на которые Ральф потратил по паре дней на каждую. Эта работа продолжалась между январем и мартом. За это время модельмейкер Колин Кантуэлл сделал Y-Wing, который Ральф включил в свою картину.

Первыми на свет появились R2-D2 и C-3PO.
«Мне кажется, большинство картин выплыло из моего подсознания, как пузырьки воздуха со дна озера, - продолжает Ральф. – Джордж хотел, чтобы Татуин был пустынной планетой с двойным солнцем. Я закрыл глаза и подумал: «Пустыня, жара, нет растительности, только скалы и пыль». И вся экономика Татуина сразу родилась в моем воображении».



«Роботы в пустыне».


«Первой картиной, что я сделал, было изображение R2-D2 и C-3PO в пустыне, - вспоминает художник. – Джордж показал мне роботов из «Молчаливого бега». Это квадратная коробка на двух ногах. Я подумал, они квадратные, а я сделаю своего цилиндром, похожим на мусорное ведро с куполом, а вместо двух ног у него будет три. Сзади я нарисовал орегонское побережье, а вместо моря – песок».
«Я показал Ральфу роботов из «Молчаливого бега» и робота из «Метрополиса», - вспоминает Лукас. – Я однозначно хотел одного из них человекоподобным, это было описано в сценарии. Это был заведующий по связям с общественностью. А второй – просто обычный «роботоподобный» робот».



Один из ранних концептов Вейдера.

«По описаниям Джорджа Дарт Вейдер был большой темной фигурой в плаще, - рассказывает Ральф. – Он должен был носить железную шляпу, как у рыбаков – с длинными спускающимися вниз полями, и маску, потому что ему предстояло прыгать в космосе с одного корабля на другой. И костюм превратился в часть персонажа».



«Дуэль» - картина номер 2.


Еще одной картиной было изображение, вдохновленное работами Джона Беркли. На ней уже изображен Y-Wing и впервые появляется Звезда смерти. Здесь она еще такая маленькая, что видны ее иллюминаторы. Дыра в пузе предвосхищала наличие устрашающей пушки. Позже Лукас рассказал Ральфу, что Звезда смерти должна быть такой большой, что у поверхности выглядеть плоской, оставаясь шаром при взгляде издали. МакКуорри вычислил, что для таких задач она должна иметь 148 километров в диаметре, а ее окружность имела бы протяженность 466,7 километра. «Джордж хотел, чтобы Y-Wing выглядел как TBF Torpedo Bomber времен Второй мировой, - рассказывает Кантуэлл. – Один стрелок сидел бы в брюхе и стрелял назад, прикрывая хвост, один – над пилотом, и третьим в экипаже был сам пилот.



«Битва за »Звезду смерти".


Пятой картиной была сцена в кантине, когда Хан Соло пытается опередить инопланетянина, вытаскивая бластер. «Я представлял это место обычным баром в проходной галерее, - вспоминает МакКуорри. – Здесь были оборванные рекламные баннеры, и мусор. Ничто не указывало на высокие космические технологии.



Первый набросок и финальная картина (ниже).

«Кантина»


Джорджу понравилось общее ощущение от картины, но он попросил внести в нее больше механических вещей. Например, одной из них был «автоматический полицейский» в виде летающего теннисного мяча. Джордж  сказал, что это поисковые боты, разыскивающие определенного человека. Найдя его, они исполняли смертный приговор».



«Имперский город в облаках на Олдаране».


Это была пятая картина, а четвертой был вид имперского города на Олдаране, плывущего в облаках. Думаю, вы все понимаете, почему эта картина в итоге никогда не попадает в список концепт-арта «Новой надежды».

В одной и версий сценария Люк был безымянной героиней, а Хан Соло и Бен Кеноби – единым персонажем. И одним единственным доказательством этой идеи служат ранние концепты Ральфа МакКуорри, в которых главный герой фильма явно женского пола, а у Хана Соло появляется световой меч.



Вариант разработки персонажей.

«Джордж хотел, чтобы Люк стоял на утесе и смотрел на город, который позже сделают в виде рисованного фона, - рассказывает Ральф. – А «машина» должна была висеть в воздухе, поэтому я нашел интересный ракурс, который показывает зазор между днищем авто и землей. Главный герой здесь – девушка с длинной винтовкой, как хотел Джордж».

«Я показал Ральфу множество картинок из комиксов и иллюстраций научной фантастики, - вспоминает Лукас. – А также множество изображений из журналов по промышленному дизайну, описав, как я представляю себе спидер».



Варианты концептов спидера.


Лэндспидер прошел через несколько вариаций прежде, чем его утвердили. МакКуорри сделал несколько набросков, а Кантуэлл – построил концепт-модель.




Эволюция Чубакки

МакКуорри также нарисовал несколько вариантов Чубакки. «Джордж дал мне иллюстрацию из какой-то научно-фантастической книги 30-х годов, - рассказывает Ральф. – На ней было изображено мохнатое обезьяноподобное существо. Это было существо женского пола с рядом сосков по всему животу. Я взял общую идею оттуда и добавил амуницию. В общем, он более-менее похож на то существо в фильме».
У МакКуорри Чуи больше походил на собаку. Но этот дизайн был также сильно доработан Стюартом Фриборном. «Похоже, он добавил челюсть из своих наработок из фильма «2001: Космическая одиссея». В моей версии у Чубакки практически не было подбородка, а в финальной версии он есть. Это изменило весь внешний вид».



 

«Имперские штурмовики в коридорах «Звезды смерти». Ранний набросок и законченная работа

На этой картине Чубакка несет раненого, а Хан Соло все еще с бородой. Плюс в этом варианте имперские штурмовики тоже могли пользоваться световыми мечами.
К марту Колин Кантуэлл закончил прототип пиратского корабля. И в следующей картине МакКуорри изображает этот корабль в доке города в облаках. Это изображение также не фигурирует в официальных галереях концепт-арта к «Звездным войнам».



«Пиратский корабль в доке Олдарана»

Еще две картины, законченные в апреле 1975 года, показывают базу повстанцев на Явине.
«Джордж хотел, чтобы  картина показывала экипаж, бегущий из ацтекоподобных руин к кораблю, припаркованному на поле рядом".



 

«Повстанческая база на Явине»


Кантуэлл и МакКуорри продолжали совместную разработку кораблей. Здесь мы видим рисунок, показывающий TIE истребитель, который МакКуорри позже пририсовал к картине с городом в облаках (изначально его там не было).


Эволюция кадра. Для фильма «Империя наносит ответный удар» МакКуорри переработает картину еще раз.


В ноябре 1975 появилась картина, написанная по наброскам декораций Джона Барри, художника-постановщика ленты.
В этой сцене Люк и Лейя оказываются перед пропастью у сложенного моста Lash La Rue. Считалось, что это – интерьер Олдарана.



Выше: Набросок Джона Барри. Ниже - работы МакКуорри

 


Восемнадцатая картина также представляла собой олдаранскую сцену. «Эта картина основана на маленьком карандашном наброске, - вспоминает МакКуорри. – Лукас не рассказывал много об этих лифтах, просто сказал, что это – ряд лифтов и что Люк, Хан и Чубакка придут и встанут у входа в один из них. Я решил сделать их не дверями в плоской стене, а отдельными цилиндрическими шахтами. Плюс представил, что это – часть той  сцены у пропасти Lash La Rue, через которую Люку придется прыгать».

«Я внес довольно много работ Колина в свои картины, - признается МакКуорри. – Они фотографировали свои модели, я рисовал и добавлял деталей, а он – снова дорабатывал их уже по моим рисункам».

Модель пиратского корабля заняла довольно много времени. К тому времени, как Колин закончил делать ее концепт в мае 1975 года, ILM уже вовсю работала, и позже в команду рисовальщиков влился Джо Джонстон, который и доработал многие ранние дизайны.



 
Работы Джо Джонстона, которые позже попадут в картины Ральфа МакКуорри

Выше: концепты Джо Джонстона. Ниже: законченная картина МакКуорри «Пиратский корабль в доке Олдарана». Дубль два

Примерно в апреле Колин закончил концепт-модель  песчаного краулера джав. МакКуорри переработал его дизайн, вдохновившись фотографиями устройства, который создали в NASA для исследования местности иных планет. Сами джавы эволюционировали из обитателей пещер лукасовского первого фильма THX-1138.



На картине джавы выясняют, как починить сломавшуюся гусеницу, в которую попал камень. «Предполагалось, что это будет старое транспортное средство, этакий склад на гусеницах, - рассказывает Ральф. – Спереди у него гидравлические захваты для найденных предметов, а внутри – много места для их хранения».



Работа Джо Джонстона


Позже Джо Джонстон переработал этот дизайн. «Ральф нарисовал его слишком вытянутым и ровным, - говорит он. – Мне представилось нечто более высокое, неуклюжее и старое, потертое и ржавое».


В ноябре 1975 года появились две картины, показывающие повстанческие X-Wing в траншее «Звезды смерти». Ранние наброски МакКуорри показываю гладкие стены траншеи и пушки у ее дна. «Джордж хотел атмосферный набросок боевой сцены, - вспоминает Ральф. – И множество лазерных выстрелов».

МакКуорри в основном работал дома, но иногда приезжал в ILM, чтобы  посмотреть на работы Джо Джонстона и включить его дизайны в свою работу. «Когда Ральф приезжал показывать свои работы, вся команда собиралась у новой, закрытой бумагой картины, которую он выставлял на доску в комнате с иллюстрациями, - рассказывает Пол Хастон. -  Однажды он снял бумагу и показал X-Wing над «Звездой смерти» и летящий за ним TIE. Это была скрупулезно детализированная и мастерски написанная работа. Я никогда раньше не видел такого уровня исполнения иллюстраций. Эта работа запала мне в душу. Картины МакКуорри стали центром нашего внимания в визуальном смысле. Мы все пытались достичь такого же совершенства, и это сплотило команду».


«Битва у «Звезды смерти»

Эта картина особенно поразила Пола Хастона и других модельмейкеров из ILM.

В декабре были завершены еще две картины.
Сцена в тронном зале была создана после того, как Лукас вернулся из Англии. «Джордж рассказал о наших декорациях Ральфу, - рассказывает Джон Барри. – Мы потратили столько сил на то, чтобы быстро построить такие огромные декорации. Ральф написал ее только по устному описанию и отлично справился».



Варианты набросков и финальная картина сцены в тронном зале


Вторым изображением была картина с песчаными людьми, которых Ральф набросал еще в августе. «Я подумал, что у них будут темные очки, возможно, в связи с мутацией их вида, у них были проблемы со зрением, - рассказывает МакКуорри. – Маска – это фильтры для дыхания. Потому что они все время в песке и часто попадают в песчаные бури.  Цилиндры на шее содержат либо чистый воздух, либо какой-то химический состав, необходимый для замедления мутации».



Набросок и финальная картина



Ближе к концу года МакКуорри приходилось все больше и больше вносить в свои работы утвержденные дизайны ILM.
«Как только утверждали очередной корабль, он появлялся на моих картинах, - рассказывает Ральф. – Я переписывал свои старые рисунки заново».
Это делали, чтобы показать всем членам команды, как он будет смотреться в декорациях и рядом с другими спецэффектами. 



 

 


Эволюция кадра в доке Мос-Айсли. Ранний набросок и первая версия сцены. Кран на потолке дока посчитали устаревшим, и не включили в фильм. В финальной версии редизайну подверглась и внешность Хана Соло. К слову, «Тысячелетний сокол» был придуман Джо Джонстоном. Поскольку у гамбургера нет переда и зада, Джонстон сделал так, чтобы зритель сразу понимал направление движения корабля.



 


Серия картин показывает, насколько разным мог быть один и тот же кадр. Ранний набросок МакКуорри превратился в кадр из раскадровок Тавлариса, показывающий  имперского пилота на подлете к Олдарану. После чего кадр перекочевал обратно в картину МакКуорри, на этот раз пилот летел к Явину за повстанческим Y-Wing. После чего Явин превратился в построенную Колином Кантуэллом первую версию «Звезды смерти», в финальной версии Y-Wing уже заменили «Тысячелетним соколом», подверглась переработке и «Звезда смерти».



 


После того, как все, происходящее на Олдаране, было перенесено на «Звезду смерти», МакКуорри написал другие картины, показывающие звездное поле вместо облаков за пределами станции, а также изменил ее интерьеры.



 


Также подверглась переработке и база повстанцев на Явине. Теперь корабли были «припаркованы» внутри базы, а не снаружи.



Узнаете?



Набросок и финальная работа



В 13 декабря 1975 года компания 20th Century-Fox «купилась» на работы Ральфа МакКуорри и дала добро на производство фильма.  Когда МакКуорри спрашивают, каков был самый большой его личный вклад в «Звездные войны», он с улыбкой отвечает – та коллекция работ, которые Джордж Лукас показывал боссам студии на том решающем совещании и которые перевесили чашу весов. Именно этим своим вкладом и гордится Ральф.

Н. Маркалова

Материал собран по книгам:

  • The Making of Star Wars by J.W. Rinzler
  • The Art of Star Wars by C. Titelman





 

Контакты


Наш Facebook: facebook

Кто на сайте

Сейчас 18 гостей онлайн