На съемочной площадке «Района №9»

Не секрет, что сцены, снятые на натуре, должны  потенциально включать в себя детали, которые будут включены с кадры позже. То есть, если по сценарию в кадре инопланетянин бежит по улице, то весь вид его пробега, задний план, и, возможно, то, что видит сам бегущий, снимается прямо на съемочной площадке. Иными словами, снимается пустой фон для будущей обработки, трекинга и композитинга.

Специалисты практически всех VFX компаний, занятых на фильме, побывали на съемочной площадке в Южной Африке. А супервайзеры компаний Image Engine и The Embassy были там постоянно.

Съемки велись в Клиптауне, Соуэто и Йоханнесбурге, Южная Африка. Трущобы «Района 9» снимали в настоящих пригородных трущобах. «Каждый день, как только заканчивали снимать, мы, со всей своей дорогостоящей аппаратурой оказывались в центре толпы малоимущих, — вспоминает Уинстон Хелгасон, супервайзер The Embassy, который много времени провел на съемочной площадке. — Они окружали съемочную площадку и ждали, когда мы уйдем с их территории. Выглядело это зловеще».

Питер Мюйзерс, супервайзер от Image Engine, тоже присутствовал на месте съемки. Питер хотел снимать действие еще и дополнительной камерой, что необходимо для технологии захвата движения — определять положение объекта в пространстве. Но Нил посчитал, что это будет задерживать его в работе. Он снимал очень быстро, и все время изобретал что-то прямо на площадке. Это сильно ограничивало спецэффектников в плане подготовки к съемке и планирования. Но у Бломкампа была очень маленькая съемочная группа.

«Он отослал всех дополнительных работников с площадки: звукооператора, супервайзера сценария, все они работали удаленно, – рассказывает Мюйзерс. – Все это для того, чтобы если ему захочется развернуться на 360 градусов, и бежать, ему не пришлось бы вычищать их всех с пути. Для такого фильма у нас был очень краткий съемочный период из-за крайне небольшого бюджета».

Нил Бломкамп выбрал несколько цифровых камер для работы: RED и Sony EX1. Камеру RED использовали в 60% съемок, в основном, в сценах, где предполагалось добавлять много эффектов. Остальные 40% сцен снимали с помощью Sony EX1 и других камер, например, HS100 для сцен с камер слежения, и Sony F950, которая была установлена на вертолете — все съемки сверху велись на нее.

На съемочной площадке актер Джейсон Коуп снимался в сценах в специальном сером (50% серого) костюме с маркерами, и играл роль инопланетян. «Нил очень хотел, чтобы на съемках кто-то заменял инопланетян и подыгрывал  актерам, — говорит Кауфман. — Это очень им помогло, особенно актеру Шарлто Копли в сценах, которые предполагали некое эмоциональное взаимодействие с Кристофером Джонсоном, но это также означало, что позже нам надо будет его закрашивать и восстанавливать задний план».

«Серый костюм также дал нам много информации в плане светотеневого рисунка, – замечает Мюйзерс. – Но мы поняли, что тогда не можем использовать его для захвата движения, потому что тогда актер выглядел… как инопланетянин на ходулях. Это отражалось в его движениях — человек двигается на ходулях иначе, чем обычно, но вполне узнаваемо».

Тем не менее, использование человека в сером костюме – это правильная тактика, и она очень помогла создателям эффектов тем, что сразу давала информацию о светотеневом рисунке. «Касательно Кристофера, мы довольно часто пользовались именно захватом движения Коупа, –  говорит Мюйзерс. – Как он щурится на солнце, как он поворачивается, Нил хотел абсолютно точно передать эти особенности. И в конце нам пришлось лишь немного изменить его игру: сделать его уставшим и замедлить движения».

Мюйзерс также был супервайзером на съемках чистого фона там, где он требовался, и это было довольно сложно в связи с активным движением камеры.

В конце фильма есть сцены, в которых главный герой вступает в бой в инопланетном экзокостюме. И в процессе этой битвы экзокостюм постепенно разваливается: в него стреляют, врезается автомобиль, из него начинает течь масло, отваливаться части.

В июле 2008 года побывали на съемочной площадке и супервайзеры фирмы Embassy. Они приехали в Йоханнесбург, чтобы снять часть сцены с практическими эффектами для последующего композитинга экзокостюма.  Уинстон Хелгасон и Нил Бломкамп сначала должны были решить вопрос о размере костюма и скорости его движения в сценах. Самое сложное в этой съемке было то, что камере было совершенно не за что зацепиться. Предполагалось, что это будет трехметровый механический объект, дизайн которого  постоянно изменялся в процессе работы. Сцена, в которой он дерется, постоянно росла, и съемочной группе  пришлось повторно снимать для нее фон в декабре 2008, но на этот раз с другим супервайзером, Робертом Хабросом.

Для этих сцен снимали только фон, без использования технологии захвата движения. Сцены снимались семью камерами HDRI, из них три или четыре были камеры RED. На одной из камер использовался объектив фишай. Поскольку сам костюм не блестящий, никаких особых световых эффектов на площадке не делали. Кроме того, продвинутый софт позволяет делать захват движения, вместо маркеров используя мусор и другие предметы, лежащие повсюду на площадке. Технически снимали пустое место, но перед началом съемки кто-то из съемочной группы вставал на место главного героя, и на него наводили фокус. Но после начала съемки никаких ориентиров у операторов не было. Нил был во главе команды и координировал процесс.

Для сцены, в которой экзокостюм, проходя сквозь стену сарая, выталкивает красный автомобиль, который отлетает и разрушает стену другого жилища, авто зацепили тросом, соединенным с лебедкой крана. Лебедка приводилась в движение сжатым воздухом. Авто буквально летело в воздухе и врезалось в стену соседнего жилища.

Цифровые камеры позволяют сразу просматривать отснятое, поэтому можно было переснять, если результат работы не устраивал. Также, цифровые камеры больше подходят для работы с рук, и их картинка больше напоминает документальную, но в таком случае всем без исключения вендорам пришлось проделывать много работы по синхронизации анимации.